На главную страницу

(495) 507-7185 г. Москва, Грузинский пер. дом 3А

 Статьи, книги

 Все статьи

Автотравма

Автомобильная травма – возможное начало многих болезней, но не неизбежное!

- Олег, как «бегает» ваша нога после моего курса ускоренной реабилитации?
- Честно говоря, я и забыл, что она была сломана…- ответил Олег Кессельман
на первый вопрос нашей беседы специально для этой книги. 

О том, что было со знаменитым на весь мир гонщиком, и как помог ему мой метод
«3 медицина» – вы узнаете чуть позже. В отдельной главе сам Олег поделится
профессиональными впечатлениями именно о «битых» автомобилях и о «чудесных»
восстановлениях. Но он не сказал главного, что  стал чувствовать себя лучше, чем до травмы. И сразу хочу сказать, что правильно проведённое лечение и
реабилитация и не должны о себе напоминать.

Содержание


Предисловие автора 7

I часть
ЧЕЛОВЕК – САМОЕ СОВЕРШЕННОЕ В МАШИНЕ 12

МНОГОЛИКАЯ АВТОТРАВМА 14
СОЕДИНИТЕЛЬНАЯ ТКАНЬ 14
ЛЕГКИЕ И ДИАФРАГМА 20
ВНУТРЕННИЕ ОРГАНЫ БРЮШНОЙ ПОЛОСТИ 23
ПЕЧЕНЬ 24
ПОДЖЕЛУДОЧНАЯ ЖЕЛЕЗА 25
КИШЕЧНИК 25
ПОЧКИ И ПОЛОВЫЕ ОРГАНЫ 26
ГОЛОВА 26
ПСИХОТРАВМА 27
КОММЕНТАРИЙ ДОКТОРА ЛАЗАРЕВА 28
Немаловажные акценты 28
Коварство автотравмы 31
УЛУЧШЕННОЕ ЗДОРОВЬЕ ПОСЛЕ АВАРИИ! 31
АВТОТРАВМА – ЭТО ПЕРЕЛОМ В СУДЬБЕ 32
СТАТИСТИКА ДТП 33
РОССИЙСКИЕ НОРМАТИВЫ ПОМОЩИ ПРИ ДТП 35
ДЕВОЧКА НА ТАНКЕ 36
ПИСЬМО ДЕВУШКИ 41

II часть
ЧАСТО МАШИНА СОВЕРШЕННЕЕ ВОДИТЕЛЯ 43

СОВЕТЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ТРАВМАТОЛОГА 43
ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ ПОМОЩЬ ПОСТРАДАВШЕМУ В ДТП 44
НА ЧТО НЕОБХОДИМО ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ: 48
РОССИЙСКИЕ ХИРУРГИ-ТРАВМАТОЛОГИ –
ЛУЧШИЕ В МИРЕ 50
Выздоровление начинается! 53
ИЗ ДОКЛАДА 58
КОВАРНАЯ ПЕТЛЯ 60
БОЕВОЕ КРЕЩЕНИЕ 64
«ВНЕПЛАНОВОЕ» МИРОВОЕ ПРИЗНАНИЕ 66
ПОЧТА «3 МЕД.РУ». 68

III часть
АВТОТРАВМА – ЭТО ОСТАНОВКА ИЛИ ПАУЗА? 70

ЗА БИТОГО – ДВУХ НЕБИТЫХ! 71
МЕХАНИЧЕСКИЕ ЧУДЕСА МЕДИЦИНЫ 74
СВЕРХЧУТЬЕ 76
ХРОМАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ 82
ПРАВИЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ 84
Гимнастика – с первого дня! 87
ФИЗИОТЕРАПИЯ 92
И тело с телом говорит! 92
«Сообщество МАСТЕРОВ» 94
«Золотой йог» – Мастер йоги 99
ВОЛШЕБНАЯ ПОВЯЗКА 100
ОСОБОЕ СОСТОЯНИЕ ВЫЗДОРОВЛЕНИЯ. 102
МОИ ИНСТИТУТЫ 103
РУЧНАЯ РАБОТА 107
Школа массажа 109
Мастер массажа – это особый дар! 112
ПРИТЧА О ЗОНТИКЕ 113
СООБЩЕСТВО МАСТЕРОВ 114
МОЙ МАССАЖ 115
ИЗ КНИГИ ОТЗЫВОВ 118

IV часть
ТРЕТЬЯ МЕДИЦИНА 120

ЛЮБЯЩИЕ СЕБЯ – ЛУЧШИЕ ПАЦИЕНТЫ 120
ИСПЫТАНО НА СЕБЕ 125
ЖЕЛАНИЕ ИСЦЕЛИТЬСЯ – УЖЕ ЛЕКАРСТВО 128
ПРЕВРАЩЕНИЕ В КАЛЕКУ 131
Руку спасли ноги 133
Кальциевый голод 134
Самоучитель для организма 136
БОЛЬШОЙ ЭФФЕКТ МАЛЕНЬКИХ ДВИЖЕНИЙ 138
РЕКОМЕНДАЦИИ 139
ТЕЛЕМЕДИЦИНА – НОВЫЙ УРОВЕНЬ 141
Телевидение в «Третьей медицине» 142
ПОЛНОЦЕННЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ 143

V часть
ВОЗРОДИ СЕБЯ САМ, или о пользе самолечения 146

ГИМНАСТИКА 150
Первое условие 150
Второе условие 151
Третье условие 151
А теперь подходим к самой гимнастике позвоночника 152
ЕШЬТЕ НА ЗДОРОВЬЕ! 156
ПАР ДОЛЖЕН БЫТЬ ЛЕГКИМ! 157
Кто может выздороветь по моей методике? 158
КОМПЛЕКС ВЫСОКИХ ДОСТИЖЕНИЙ 159
Баня бане рознь! 161
Перед баней нужно разогреться! 163
В бане пьют только горячее 166
Веники, «поддавки» и другие изыски 168
ПЛАНЫ НА БУДУЩЕЕ 169
ЦВЕТЫ ОТ ОЛЕНЬКИ. Ольга Миллионова 170
ПОСЛЕСЛОВИЕ АВТОРА 171
ФИЛОСОФИЯ И ВЫСШАЯ МАТЕМАТИКА В АВТОТРАВМЕ 171
ДТП – НЕСЛУЧАЙНАЯ СЛУЧАЙНОСТЬ 173
ФИЛОСОФИЯ В АВТОТРАВМЕ 174
МАТЕМАТИКА АВТОТРАВМЫ 180
СИНЕРГЕТИКА О ТРЕТЬЕЙ МЕДИЦИНЕ 184
Встреча синергетики и медицины 184


1


Автомобильная травма – возможное начало многих болезней, но не неизбежное!


– Олег, как «бегает» ваша нога после моего курса ускоренной реабилитации?
– Честно говоря, я и забыл, что она была сломана... – ответил Олег Кессельман на первый вопрос нашей беседы специально для этой книги.

О том, что было со знаменитым на весь мир гонщиком и как помог ему мой метод «3-я медицина», – вы узнаете чуть позже. В отдельной главе сам Олег поделится профессиональными впечатлениями именно о «битых» автомобилях и о «чудесных» восстановлениях. Но он не сказал главного, что стал чувствовать себя лучше, чем до травмы. И сразу хочу отметить, что правильно проведенное лечение и реабилитация не должны о себе напоминать.



Предисловие автора



Мне очень давно хотелось написать подобную книгу, но она должна была «дозреть». И дело не в том, что материала было мало – его, наоборот, очень много и на эту книгу и на следующие в этом цикле. Сложно было понять, как об этом рассказать.
Эта книга не была бы написана без участия некоторых людей.
Главными из таких людей я считаю свою маму Попову Марию Николаевну, благодаря которой я стал врачом, и отца Попова Александра Васильевича – великолепного руководителя, мастера своего дела.
Невозможно было бы написать эту книгу, если бы в мой метод и в меня не поверила моя жена Наташа.
Эта книга написана, пусть не обижаются читатели, в первую очередь не для них, а для моих детей. Кстати, активное участие в ее написании принял мой сын Георгий, ему сейчас 2 года. Когда книга была уже набрана, он стер несколько листов и мне пришлось переписывать их заново. Признаюсь, что после его «редактирования» я переписал лучше, чем было.
Считаю, что без моих друзей и товарищей, в которых я чувствую настоящую поддержку и понимание, – не то что книги писать, а жить было бы не интересно.
Спасибо учителям, перечислить их всех невозможно: поверьте, у меня было достаточно превосходных учителей, и всем им я искренне благодарен – и за «двойки», и за «пятерки». В число учителей входят и мои пациенты – они многому меня научили. Благодарен я и тем специалистам и врачам, которые дали мне возможность многое осознать и перенять. Я сам, кстати, ничего не скрываю, но не каждый это возьмет. Так же, как любой человек, если что-то скрывает – потеряет: отдай и сохранишь! Перенять может тот, кто хочет и ценит, а не оценивает. Некоторые критиканствуют, не критикуют – критика дает толчок развитию, а вот критиканство тормозит. Повторяю: я ничего не скрываю, но чтобы добиться такого же результата, человек должен пройти или мой путь или очень похожий. Я вкратце расскажу о своем пути – в 3-й части.
Говоря о критике, я открыт для диалога, для спора, самого серьезного. Готов к реальному спаррингу – не для того чтобы победить кого-то, а чтобы понять и осознать то, что я делаю еще лучше. Поэтому, если есть среди читающих эти строки настоящие мастера, которые готовы поспорить всерьез, – я буду признателен. Но если это досужие болтуны и критиканы – не отнимайте мое время: оно принадлежит выздоравливающим людям, нуждающимся в моей профессиональной помощи. У меня нет лишнего времени.
Я в немалой степени благодарен издательству «АСТ-Астрель», которое поверило в то, что я могу написать полезную книгу, и дало мне в помощники очень хорошего редактора. Спасибо Елене Лиственной за то, что она умеет очень хорошо слушать.
Очень важный момент: сейчас у меня наступил этап, когда я уже не один в поле воин. Хотя и один настоящий воин способен на многое. Но у меня наступило такое время, когда рядом со мной трудятся мои единомышленники и ученики. Благодаря их помощи я создал свой центр, свое телевидение, выпускаю книги и фильмы. Я рад, что у меня прекрасный коллектив, где работают настоящие личности и мастера, где нет ни одного лишнего человека, но каждый твердо занимает свое место, потому что знает, что если кто-то будет лучше него, ему придется потесниться.
А цель всех этих действий – создание лучшего в мире центра по реабилитации. Центр, собственно, уже есть, и он доказал, что его результаты превосходят лучшие показатели по реабилитации в мире. Существует масса людей, которые не делают результаты, а шумят о них – сверкают. Поэтому когда у меня спрашивают: «Почему вы долгое время не утверждали методику?», «Почему вы не защищаете докторскую?», думаю, через какое-то время я смогу сделать и это. Я так критически и даже скептически относился к своей методике, что в настоящий момент у меня появилась настоящая уверенность в том, что я делаю. Я считаю, что результаты мои и сегодня еще очень малы в сравнении с тем, какими они могли бы быть.
Но с другой стороны, я вижу, что пришло время, когда нужно отдавать, чтобы освободить место для нового.
Я могу, хочу и построю в кратчайшие сроки лучший в мире реабилитационный центр по лечению травм и позвоночника. Сразу скажу, что размеры его будут небольшие – где-то 300–500 квадратных метров, а больше и не надо, зато пропускная способность у него будет такая, что он будет обслуживать тысячи людей. В нем не будет сверхдорогого оборудования – оно не нужно: оно уже есть в других центрах и им можно пользоваться, не попадая в коммерческую зависимость. Если ты взял оборудование, его приходится отрабатывать. А я буду пользоваться этими возможностями, посылая выздоравливающих туда, где есть нужное оборудование.
У меня не будет хирургической службы – это колоссальные деньги. Но я уже имею в партнерах лучших хирургов-травматологов. А самое главное, в центре будут и есть люди – мастера своего дела.
В центре будут созданы особенные условия, чтобы проходил активный обмен между специалистами разных направлений, разных традиций, разных народов и разных стран. Будут созданы условия для диалога, обмена. Потому что нынешняя медицина в этом очень нуждается. Наше время – это время перемен. И некоторые вещи можно сделать только сейчас. Когда вы прочтете последнюю главу «Философия и математика автотравмы» – то вы поймете, что время перемен – это время максимальной неустойчивости, но и максимальной свободы и динамической стабильности. И от человека требуется максимально живое, максимально честное, искреннее состояние – открытость и уязвимость. Вот тогда можно прожить не одну, сотни жизней, но об этом в следующих книгах.
Да, я знаю, что есть люди наглые. Но время наглецов проходит. Есть люди скромные, которые делают честно свое дело и об этом молчат. Я – тот человек, который набрался сначала опыта, а теперь смелости, и бросаю вызов. Мало того: я бросаю перчатку, я готов. Я сделал выбор и знаю, с кем и за что и за кого борюсь. У меня не может быть врагов, есть только партнеры по разной плотности диалогу.
Когда вы прочтете эту книгу, у вас составится свое мнение о моем методе и о том, как он способен помочь вам, вашим близким. Если вам захочется дать деньги не жуликам, не выбрасывать их на ветер, а развивать настоящее дело, за которое я лично отвечаю, – в конце этой книги есть мой расчетный счет. Я в жизни имею все, что мне нужно. Единственное, чего мне не хватает, – условий для настоящей работы. Поэтому если вам нужен центр по реабилитации травмы, вы можете помочь себе.
I часть ЧЕЛОВЕК – САМОЕ СОВЕРШЕННОЕ В МАШИНЕ



Почему даже самая лучшая, но «битая» машина никогда не будет стоить столько же, сколько автомобиль той же модели и того же года выпуска, пусть пошарпанный, но никогда не попадавший в ДТП?

Когда в аварию попадает автомобиль, то многие повреждения остаются вначале скрытыми и только через некоторое время проявляются. И если автомобиль после аварии не восстановлен полностью, то даже небольшие полученные дефекты затем разрушают его. К примеру, машина ударилась крылом, колесом, и если не обратить внимание на то, что при этом оказался поврежден лонжерон – та часть, на которой держится колесо, это приведет к быстрому развалу всей машины.
Знающий покупатель автомобилей всегда смотрит, не была ли машина в аварии.
Но мы часто забываем о том, что самое важное в машине – это не колеса, не кузов, не все ее запчасти вместе взятые, а человек. Повреждения организма человека при автомобильной травме намного серьезнее, чем на первый взгляд кажется. Если сравнить двух людей, у которых примерно одинаково поломана нога, но один просто упал, а другой получил перелом в автомобильной аварии, то это два совсем разных повреждения.
В первом случае сломана только кость.
А что же происходит с человеком, который попал в аварию? Во-первых, при ДТП (дорожно-транспортном происшествии) происходит резкая остановка движения, и чем больше была скорость, тем больше действие перегрузки на весь организм из-за инерции при резком торможении. Одной из самых тонко сбалансированных и неустойчивых систем, удерживающих целостность организма, является позвоночник. И во время автомобильной травмы всегда идет большее или меньшее повреждение позвоночника. Во время автоаварии всегда нарушается положение головы по отношению к позвоночнику. Это могут быть совсем незначительные подвывихи или довольно-таки заметные, но на которые в абсолютном большинстве случаев врачи и сами пострадавшие не обращают внимания как на менее важные нарушения жизнедеятельности организма по сравнению с ранениями и переломами.
Представьте, голова – это часть тела, имеющая весьма большой удельный вес и очень большую подвижность за счет шеи. И во время травмы нарушение положения головы по отношению к позвоночнику неизбежно, потому что тело и голова имеют разную инерцию движения именно из-за шеи, где на позвоночный столб «надета» голова. Все вроде бы незначительные повреждения позвоночника и головы вначале проявляются большими или меньшими болями в пояснице, в спине, в шее, головными болями, головокружением, тошнотой. И многие врачи говорят: это все пройдет. На самом деле произошел запуск целого ряда изменений, которые через месяц, полгода, год или годы приведут к серьезным заболеваниям: радикулитам, остеохондрозам, грыжам диска, хроническим головным болям и даже, возможно, к психическим нарушениям в связи с недостаточностью кровообращения в области вертебробазилярной артерии.


МНОГОЛИКАЯ АВТОТРАВМА

– Доктор, операция прошла успешно?
– Какой доктор? Я Апостол Петр.


СОЕДИНИТЕЛЬНАЯ ТКАНЬ

Соединительная ткань в людях составляет 80% человеческого тела. Это уникальная структура, удерживающая на всех уровнях целостность организма, начиная от позвоночника и заканчивая внутренними органами. Во время аварии она сжимается в комок вместе с мышцами и связками, стремясь принять позу эмбриона. На самом деле организм пытается занять самое собранное, оптимально защищенное положение, похожее на положение плода в чреве матери. Но по-настоящему это сделать быстро и эффективно не удается практически никому, так как мы не занимаемся тренировкой соединительной ткани.
Соединительная ткань – это невероятно красивая и совершенная структура. Серебристая паутина, пронизывающая и удерживающая все тело человека. Я ее называю второй нервной системой, которая построена как верх рациональности и совершенства формы. Причем соединительная ткань находится не только между волокнами мышц, она находится и внутри кости – костные клетки удерживаются соединительной тканью. Эта же нежнейшая паутина облекает все клетки внутренних органов.
Соединительной тканью можно очень многое регулировать. Когда человек падает или теряет равновесие, то пытается за что-то схватиться руками, упереться ногами, вцепиться даже зубами... а за что же хвататься костям, внутренним органам? И вот здесь как раз происходит такой процесс: представьте предмет, который находится внутри шара, и как он удерживается? За тоненькие нити, прикрепленные к поверхностям шара и предмета. Если происходит резкое движение или удар – то и внутри этой конструкции происходит напряжение и перераспределение нагрузок нитей. Они где-то сильнее натягиваются, где-то слабее, пытаясь удержать предмет в центре. Такая защитная реакция в первые секунды в будущем часто оборачивается неснимаемым спазмом соединительной ткани, с годами проявляющимся различными контрактурами. Это можно показать так: цилиндр, а внутри него находится стержень, и если он сломается, – то он не падает куда-то, а внутри этого цилиндра держится. Это модель перелома любой кости.
Чем тоньше и точнее я узнаю человеческий организм – тем больше поражаюсь мудрости природы: мы делаем фиксацию травмы гипсом или еще чем-то – это от незнания, что природа уже создала наилучший способ фиксации: кожа имеет определенную степень растяжения. Поэтому когда сразу после травмы наступает отек – это один из способов внутренней мобилизации и наилучшей фиксации поврежденной кости разбухшими и уплотнившимися вокруг нее тканями. В классической медицине мы боремся со многими вещами, а организм уже имеет оптимальные варианты выхода из этой ситуации. С природой нужно не бороться, а вступать в диалог, помогать, использовать все возможности. А у человеческого организма они невероятны! Я, изучая медицину более 25 лет, еще не вижу даже всего горизонта, не то что предела совершенству этого уникального явления природы. Каждый выздоравливающий приносит новый индивидуальный опыт, учит меня чему-то особенному.
Поэтому, когда происходит автомобильная травма, то именно соединительная ткань первой стремительно «хватается» за мышцы, кости, суставы, кожу, чтобы максимально удержать обломки и все прочее на том месте, где они находятся в момент получения удара. На начальной стадии это еще не очень выражено, но вот когда проходит определенное время, а природа сама не возвращает осколки и суставы на свои места, только старается удержать на тех местах, где они остановились и найти какой-то баланс, чтобы обеспечить подвижность особи, вот здесь ей и нужно помогать. Можно заниматься разными вещами: накладывать гипс, оперировать, складывать кости, вставлять штифты и другими способами искусственно подменять возможности самого организма. А можно делать уникальные вещи, те, про которые редко кто в мире знает или даже догадывается: можно тренировать соединительную ткань. Именно она внутри всего тела будет создавать индивидуальный внутренний каркас, причем каркас живой, «живой гипс», который и будет удерживать кости на их природных наилучших местах изнутри тела, восстанавивать поврежденные нервы и сосуды.
У нас бывают такие случаи: люди уже двигают руками, а на снимке – еще нет сращения костей! Нет костной мозоли.
– Слушайте, как вы это? Этого не может быть!
В клинике, где я принимаю, одна медсестра была особенно недоверчивая – она никак не понимала: «Ну ведь нету сращения! А рука двигается и не болит».
А что получается: соединительная ткань, в отличие от мышечной ткани, обладает способностью очень быстро набирать силу и может фиксировать и удерживать костные отломки лучше, чем гипс. Ведь это именно соединительная ткань при заболеваниях позвоночника раздавливает диски! Представьте, какая колоссальная сила! И эту огромную силу можно увеличивать и целенаправленно ею пользоваться. У мышц большая амплитуда движения, люди думают, что мы двигаем мышцами – нет! Первый толчок дают связки – это место сборки соединительной ткани, благодаря ей все тело начинает движение целиком, не просто одна мышца или группа – именно все тело.
Соединительная ткань толкнула, натянулись связки и начинается движение больших мышц – как ракета запускается. Инженеры-ракетостроители знают, а вот многие автомобилисты не знают, что 80% топлива космического корабля расходуется на то, чтобы оторваться от земли, и только 20% топлива обеспечивают полет в космосе.
Так вот я хочу вам сообщить, что 80% движения и нагрузок берет на себя соединительная ткань. На этом объективном знании основана уникальность моего метода. Изучив, проверив и поняв многое, я пришел к выводу – если делать маленькие движения, но целостно, точнее сказать напрягать и расслаблять – то это единственный и весьма действенный способ тренировать соединительную ткань. Правильными движениями, специальными упражнениями, которые взяты мной в разных традициях и практиках исцеления, в классических школах реабилитации, можно вполне успешно даже соединять осколки. Без гипса. Удерживая и более плотно подгоняя их внутри самой совершенной структуры – соединительной ткани организма. Часто помогая при этом специальными повязками, которые объединяют в себе колоссальный опыт народной медицины и военных хирургов. Но о волшебных повязках я подробно расскажу в отдельной главе 3-й части.

Позвольте привести весьма удачное функциональное описание соединительной ткани, данное В.А.Насоновой, М.Г.Астапенко в книге «Клиническая ревматология»: «Соединительная ткань любой локализации состоит из клеточных элементов и межклеточного матрикса. Среди клеток наиболее важными являются собственно соединельнотканевые – фибропласты и такие их специальные разновидности, как хондробласты, остеобласты, синовициты, а также тучные клетки (лаброцмты). Кроме того, обнаруживаются приходящие из крови клетки – макрофаги и лимфоциты. В свою очередь, межклеточный матрикс, значительно превосходящий количественно клеточную массу, включает коллагеновые, сходные с ними ретикулярные и эластичные волокна и основное вещество, состоящее из различных протеогликанов. Такое строение – механической (опорной), трофической, пластической (реперативной) и защитной.
Опорная функция связана с тем, что соединительная ткань составляет скелет, наружные покровы (кожу) и интерсеций (каркас) всех органов и тканей. Основу механической функции определяют проточные коллагеновые волокна, концентрация, плотность упаковки и архитектоника которых обеспечивают устойчивость к напряжению.
Немаловажное значение для поддержания гомеостаза имеет трофическая (метаболическая) функция, связанная в первую очередь с клеточными элементами и протеогликанами. Так, фибропласты, являющиеся главной фабрикой синтеза коллагенового белка (коллагена), также синтезируют липоиды, простагландины, циклические неклеотиды и др. Тучные клетки регулируют проницаемость капилляров, макрофаги, помимо фагоцитоза, продуцируют монокины, участвуя таким образом в иммунном процессе. Протегликаны в свою очередь регулируют водный обмен, транспорт метаболитов в тканях.
Защитную (барьерную) функцию выполняют, с одной стороны, кожные покровы, серозные оболочки и капсулы внутренних органов, непосредственно ограждая их от повреждений (как и организм в целом), с другой стороны, многочисленные клетки соединительной ткани (макрофаги) и «пришлые» (лимфоциты и плазмоциты) осуществляют иммунологическую защиту организма.
И наконец, репаративная функция состоит в ликвидации дефектов ткани, возникающих в результате травм, воспаления, нарушения циркуляции и др. Следует подчеркнуть, что в реализации каждой из этих функций принимают участие все компоненты соединительной ткани. В этом отношении есть классический пример функциональной системы, все элементы которой находятся во взаимосвязи и взаимозависимости, поэтому любое нарушение в структурной схеме, возникающее при патологическом процессе, приводит к изменению функциональной активности соединительной ткани в целом.
Соединительная ткань представляет собой единую систему независимо от локализации и специализации. Все соединительные клеточные элементы – производные мезодермы, все они наделены способностью синтезировать волокнистые структуры и протеогликаны основного вещества. Существующие разновидности различаются в первую очередь функцией органа и структурой, в которую соединительная ткань входит.


ЛЕГКИЕ И ДИАФРАГМА

Во время любой травмы у человека неизбежно происходит сбой дыхания, так как во время стресса человек делает резкий вдох или резкий выдох, которые приводят к сбою гармоничной работы легких – сбой необходимо устранить и сделать эту работу очень просто при помощи специальных гимнастик и массажа. Если же сбой не восстановлен – это приводит в будущем к различным заболеваниям легких, а как следствие, и сердечно-сосудистым заболеваниям.
В автомобильной аварии происходят наиболее сильные сотрясения, удар легких, это, можно сказать, контузия. В легких и плевре случаются мелкие кровоизлияния, нарушение иннервации. Незначительные на первый взгляд нарушения в работе легких при переохлаждении, да еще с присоединением инфекций приводят к многочисленным заболеваниям, которые кажутся простудными: бронхиты, пневмонии, астма, но в основе они все могут иметь не залеченную до конца автотравму.
Во время аварии происходит сбой нормального процесса дыхания. Собственно, вот это сбитое дыхание, грубо говоря, «держит страх». Все системы организма «запоминают» этот сбой. А потом напоминают его человеку, именно «держат» внутри себя страх – как у человека, который заикается. Как раз заикание тоже может начаться в момент ДТП. Кстати, люди часто повторно попадают в аварии, а может, организм на подсознательном уровне пытается клин клином убрать спазмы, а вместе с ними и дисгармонию – поэтому после моей реабилитации уходят самые глубинные причины аварии.
И еще один способ удержать целостность. Когда в момент травмы происходит резкий вдох, то внутри всего туловища создается определенное повышенное давление в легких и животе за счет напряжения диафрагмы. Что в этот момент происходит: диафрагма напрягается и собирает соединительную ткань – это подобно образованию упругого яйца внутри туловища человека. И следующий момент: как можно что-то эластичное сохранить? Если его натянуть, например, на шар. Поэтому резкий большой вдох – это еще одна из премудростей организма, позволяющая удержать целостность его главной центральной части. Грубо говоря, на этом мгновенно образованном напряженном яйце удерживаются позвоночник, кости, внутренние органы и голова. Может, я рассказываю смешно, но на самом деле есть глубинная мудрость природы, которую мы не учитываем, не изучаем в медвузах, но которая очень важна, чтобы делать обычные не понятные многим чудеса.
Мобилизация может быть такая же, как корсет при заболеваниях, но не для фиксации и сжатия позвоночника при его искривлениях. А для натяжения – потому что большое давление в брюшной полости и в грудной клетке дает и растяжение, и одновременное сохранение эластичности. Надувающийся мешок безопасности тоже дает амортизацию, но не ту – он сдавливает тело. Внутреннее «яйцо» придает жесткость, но не костную, хрупкую, а жесткость поверхностного натяжения, максимальной расправленности, обтекаемости, перераспределения внешнего давления на всю поверхность шара. Можно сжаться в комок, а можно растянуться на этом шаре – дополнительная устойчивость и удержание положения. Кстати, организм пытается распределить нагрузку как вширь, так и вглубь.
Вот так двигаться свободно и вдруг – вдох – и у тебя все мгновенно растянулось, стало устойчиво. Или выдох – полностью сжалось, мобилизовалось. Внутренняя структура пытается превратиться в шар надутый или сжатый. Это можно натренировать, но особыми, специально направленными упражнениями по моей системе. Здесь очень интересно, что во время травмы могут происходить два противоположных действия – полные и резкие вдох или выдох. Они зависят от того, какую стадию человек проходил в этот момент – вдыхал или выдыхал. Но организм так великолепно устроен, что может использовать для успешного самосохранения любую стадию, доводя ее до предела, если он в состоянии адекватно выдерживать максимальные нагрузки. Мы часто говорим: надо собраться, – не задумываясь о значении слов. А ведь можно научиться собираться в доли секунды, но об этом немного позже.
Такова в целом одна из функций дыхания, спонтанно проявляющаяся во время травм. А вот то, чем я занимаюсь, дает возможность тренироваться к «тотальной» мобилизации во время травм. Это не тогда, когда ты тренируешься к конкретным вещам, а всегда готов к любой экстремальной ситуации. Тренировать необходимо все ресурсы организма, чтобы их можно было в нужный момент максимально быстро и адекватно мобилизовать.


ВНУТРЕННИЕ ОРГАНЫ БРЮШНОЙ ПОЛОСТИ

Во время аварии также в большей или меньшей степени неизбежно происходят контузия, ушиб, удары внутренних органов, печени, почек, селезенки, поджелудочной железы, желудка, кишечника, половых органов. Одновременное повреждение позвоночника, связанного иннервацией с перечисленными органами... А ведь это кровоизлияния, нарушения положения и, как следствие, запуск иных обменных процессов, нарушение кровообращения в этих органах. Если они достаточно большие – то врачи обратят внимание, сделают операцию. Потому что во время аварии врачи, естественно, обращают внимание только на серьезные повреждения, опасные для жизни. А вот маленькие нарушения, вроде бы вначале незначительные, являются семенами для выращивания хронических заболеваний, которые проявляются иногда через длительное время. И кажется, что ничего общего с перенесенной аварией не имеют. Человек уже забыл ДТП, а его организм – нет. И во время реабилитации часто приходится исправлять последствия старых травм.

ПЕЧЕНЬ
В печени могут быть обменные нарушения, нарушения иммунитета, желчекаменная болезнь, ведь во время травмы и незначительных повреждений, сотрясений, контузий и микрокровоизлияний может присоединиться инфекция. А с учетом общей ослабленности организма во время травмы серьезные заболевания становятся еще более реальными. Да практически очень многие заболевания печени и желчного пузыря, а особенно если печень и до аварии была не в идеальном положении, становятся более чем реальными. В этом случае травма, как спусковой курок, приводит в действие взрыватель, и пуля болезни летит, чтобы неминуемо поразить какую-нибудь из целей.
ПОДЖЕЛУДОЧНАЯ ЖЕЛЕЗА
Если же повреждена поджелудочная железа, то это одна из причин появления сахарного диабета, панкреатита. А если учесть возможные повреждения позвоночника в грудном его отделе, что приводит к нарушению иннервации данных органов, то возникновение серьезных заболеваний поджелудочной железы и селезенки в будущем практически гарантировано.

КИШЕЧНИК
Точно такая же проблема после автомобильной травмы возникает с желудком и двенадцатиперстной кишкой. Это и язвенные болезни, дисфункции, самые различные нарушения со стороны толстого и тонкого кишечников. Мы говорим не только о непосредственной автотравме самого органа, но и о нарушении его иннервации, связанной с травмой позвоночника. Лечатся они по отдельности и на долгие годы становятся проблемой номер 1 человека, меняя рацион питания, режим дня, а в сущности – всю жизнь. Несерьезное отношение к остаточным явлениям после травмы вырастает в различные, иногда самые страшные заболевания. То, что была травма, давно забылось, а ее недовылеченные последствия остаются с человеком иногда до самого конца его жизни, если не становятся в итоге одним из причин ее значительного сокращения. Если автомобиль попал в яму колесом, ему рекомендуется сделать сход-развал колес, а что же делаем мы – полагаемся на судьбу, авось само восстановится.
ПОЧКИ И ПОЛОВЫЕ ОРГАНЫ
Нарушения со стороны поясничного отдела позвоночника, резкое сотрясение почек и половых органов также часто приводят в сравнительно недалеком будущем к различным заболеваниям, таким как пиелонефриты, гламерулонефриты, мочекаменная болезнь, опущение почек, а со стороны половых органов простатиты, различные гинекологические заболевания. Это лишь краткий перечень самых распространенных результатов небрежного отношения к последствиям автомобильной аварии, губительного факта, разбалансировавшего все жизненно важные системы человеческого организма.


ГОЛОВА

Голова и шея во время аварии ведут себя как кнут. Вот почему часто возникают так называемые «хлыстообразные» переломы и травмы. Изменение положения головы по отношению к позвоночнику приводит к целому ряду различных симптомов, часто идет ухудшение зрения, головные боли, головокружение. Ухудшение кровообращения приводит к снижению настроения, падению работоспособности, быстрой утомляемости, могут быть нарушения со стороны слуха, лицевого нерва, тройничного нерва, возможны изменения со стороны всех лор-органов и щитовидной железы. Как и многое другое, о чем мы еще поговорим в свое время.
Это неудивительно. Если продолжать аналогию с автомобилем, то во время аварии, даже если машина просто ударилась, возможны изменения в электрике, в отоплении, да практически во всех функциях автомобиля, не считая «бортовой» компьютер.

ПСИХОТРАВМА

Во-первых, в одночасье рушатся все планы человека. Во-вторых, авария приводит к различным материальным потерям и к косметическим дефектам. Например, для спортсменов, бизнесменов, артистов и политиков, для руководителей – это своего рода «группа риска». Почему? Да потому, что травма для них не просто повреждение, а иногда настоящая катастрофа. Могут пострадать внешние данные, физическая форма, имидж, планы, встречи, соревнования, контракты... – может рухнуть весь привычный мир. Практически после травмы все придется создавать заново.
Нарушение в области шейных позвонков при автотравме неизбежно, приводит к нарушению кровообращения, снабжения кровью головного мозга – идет нехватка питания, и человек перестает выдерживать те же психологические, эмоциональные и интеллектуальные нагрузки. Снижение работоспособности приводит к еще большей психотравме – углубляется стресс, расшатывается психика. Это усугубляет все процессы.
А нарушение дыхания приводит к постоянному вспоминанию травмы, и поэтому психологические моменты лечения травмы я считаю одними из самых важных. Не зря бытует мнение, что раны победителя заживают быстрее. За счет чего? За счет хорошего психологического состояния. Поэтому самое важное для выздоравливающих от автомобильной травмы – это поднять свой дух. Вот здесь как раз и есть возможность превратить остановку жизни в паузу – то есть дать возможность продлить здоровую жизнь после автотравмы. А как это сделать – я самым подробным образом расскажу в этой книге, подавая мою авторскую методику реабилитации во многих ее аспектах.



КОММЕНТАРИЙ ДОКТОРА ЛАЗАРЕВА
Немаловажные акценты
Практически готовую к опубликованию рукопись этой книги я предложил прочесть моему коллеге Анатолию Федоровичу Лазареву, доктору медицинских наук, заведующему Первым отделением Центрального научно-исследовательского Института травматологии и ортопедии им. Н.Н. Приорова.

Анатолий Федорович оперировал меня после травмы руки, он был немало удивлен моими результатами по реабилитации, и с тех пор началась наша профессиональная дружба и успешное сотрудничество. Он поддержал идею книги, внимательно прочел рукопись – одобрительно отозвался о ней, но самое драгоценное – счел возможным сделать несколько дополнений и замечаний. За эти несколько строк, написанных высоким профессионалом, практикующим хирургом, у которого день расписан посекундно, – я особенно благодарен.


Контузия – это по-латыни «ушиб».
Комоцио – по-латыни «сотрясение».


Особенно характерно после ДТП (дорожно-транспортного происшествия) обострение заболеваний печени при постельном режиме. Даже если травматический очаг находится далеко от печени – травма в любом месте человеческого тела сказывается на состоянии печени.
Одно из наиболее частых осложнений при лечении скелетным вытяжением, второе после пневмонии, – обострение хронического холецистита, или первая манифестация холецистита в жизни.
Так образно выглядит травматическая болезнь – термин, определяющий реакцию организма в целом на механическое повреждение, где бы оно ни располагалось, каково бы оно ни было по размеру. В ответ на перелом в фаланге пальца или перелом бедра происходят закономерные изменения всего организма в целом. А при ДТП, где точки приложения травмирующей силы имеют больше скрытых, чем очевидных следов, – травматическая болезнь может развернуться по всей своей обширной форме, если вовремя не учесть некоторых особенностей организма и возможностей его защиты и восстановления.
Существует доминанта раздражения в коре головного мозга, которая передает импульс о более мощном повреждении. Когда боль от этого повреждения стихает в результате лечения или операции, то проявляется до того «немой», но уже существовавший очаг. Выявить эти очаги без жалоб больного очень трудно, но в этом и есть искусство и опыт врача-травматолога.
Все травматологи мечтают во время операций по восстановлению переломов о естественной межотломковой компрессии, которая является залпом сращения кости в индивидуально биологические сроки. Но некоторые хирурги не придают этому (компрессии) значения и после операции даже длительное применение гипса или другой иммобилизации не приводит к желаемому результату – сращению, а лишь усугубляет ситуацию, необходима коррекция нарушений, возникающих в результате иммобилизации.
Фактически получается, что лечить приходится не сам очаг повреждения, а последствия лечения...
Человеку необходимо не варварское передвижение в пространстве, а гармоническое взаимодействие и участие одновременно почти всех мышц и костей – красивая правильная ходьба с гордой человеческой осанкой – сразу установленный правильный стереотип будущего победителя.
Потому что только функция – то есть движение – доводит до совершенства форму, что кости, что суставы. В этом заключается один из законов природы – формообразующее значение функции.
Особенно это важно в период развития или перестройки для костной ткани – сращения перелома. Это массированная перестройка, и если функция будет сохранена в этот период, то и форма вполне может приблизиться к идеально пригодной в этом месте.
А.Ф. Лазарев
Коварство автотравмы
Коварство автомобильной травмы в том, что, казалось бы, незначительные, малозаметные и почти не беспокоящие симптомы в будущем приводят к очень серьезным заболеваниям, исправлять которые бывает сложно или даже невозможно.
Конечно, человек – это очень тонкая, гармоничная и нежная структура, хотя и обладает колоссальными возможностями для удержания своей целостности, но автомобильная авария слишком серьезное испытание для нас.
Именно испытание – как шанс, успешно пройдя его, получить «приз»!


УЛУЧШЕННОЕ ЗДОРОВЬЕ ПОСЛЕ АВАРИИ!

Это не сказки. Это реальность. Многократно проверенная. Именно этой способностью к самовосстановлению на всех уровнях и отличается коренным образом живой человек от «железного» автомобиля.
И здесь я хочу обратить внимание, что после аварии необходимо восстановить, поверьте, это возможно, по-настоящему восстановить и даже улучшить гармонию всех структур и органов человеческого тела. Именно этим я со своими учениками и хирургами-травматологами занимаюсь, где именно – в 4 части моей книги будут даны самые точные координаты и вся необходимая для принятия решения информация о моей методике «3 Медицина».
А сейчас – небольшой экскурс в статистику и травматологическую медицину. Нет, в морг мы заглядывать не будем – тех, кто ушел от нас, мы воскресить не в состоянии, а вот позаботиться о живых – это тот самый священный долг врача, в котором мы, заканчивая обучение, клянемся перед собой, коллегами и всем миром.


АВТОТРАВМА – ЭТО ПЕРЕЛОМ В СУДЬБЕ


В новостях:
Сегодня на перекрестке в центре города столкнулось 10 «мерседесов».
Проезжавший мимо водитель «запорожца» скончался от смеха.


Любая травма, даже родовая, запускает механизм различных заболеваний. Начиная от гипертонических и заканчивая обменными и раковыми.
И чем серьезнее травма – тем серьезнее заболевание. Важно то, что многие повреждения, которые вроде бы казались несерьезными, со временем становятся очень серьезными.
Если брать автомобильную травму – то это очень опасное повреждение, которое происходит с людьми чаще всего уже в зрелом возрасте. Это не только проблема человека, попавшего в аварию, но на сегодняшний день – это уже серьезная социальная, семейная и профессиональная проблема.
По статистике, в России при ДТП погибает больше 30 тысяч человек ежегодно, при этом сотни тысяч получают различные травмы и теряют полноценную трудоспособность на время или навсегда. На повреждения, которые люди получили в предыдущие годы, накладывают серьезные деформации на всех уровнях от психологии до физиологии. Множественные переломы с большими смещениями, часто с повреждением сосудов, нервов, разрывами тканей тела – это считается серьезным, потому что несет непосредственную угрозу жизни, а все прочее на фоне таких проблем само собой кажется малозначимым.
Но в жизни человека – очень короткой и способной внезапно оборваться – нет малозначимых фактов: все тело необходимо постоянно поддерживать в гармоничном состоянии. Только тогда мир для каждого из нас будет светел и щедр на радость, ведь подлинное чувство восторга невозможно вызвать никакими механическими воздействиями. А вот потерять радость жизни, получив взамен жалкое «доживание» оставшихся беспросветных болезненно-скучных лет, – можно именно из-за чисто механических воздействий, так называемых «техногенных факторов» цивилизации. И ведущее место среди этих травмирующих «объектов» занимают именно автотранспортные средства.


СТАТИСТИКА ДТП

Дорожно-транспортный травматизм за последние десятилетия стал крупнейшей социальной проблемой. Многие экономически развитые страны переживают настоящую эпидемию автомобильных катастроф, а число их жертв достигло колоссальных цифр. Ежегодные потери рабочего времени составляют 350–400 миллионов рабочих человекодней, что наносит существенный ущерб мировой экономике.
Опыт показывает, что жизнь пострадавших нередко зависти от того, какая им будет оказана помощь в первые минуты после ДТП. По мнению японских специалистов, если пострадавший находится в состоянии клинической смерти более 3 минут, вероятность того, что жизнь удастся спасти, составляет 75%. При увеличении этого промежутка до 5 минут вероятность уменьшается до 25%, по превышении 10 минут человека спасти не удается. Во Франции 60% жертв ДТП погибают в течение первых 100 минут.
В СНГ из-за несвоевременного оказания медицинской помощи при ДТП погибают 23% пострадавших. По данным Московского городского научно-исследовательского института скорой помощи имени Склифосовского, примерно у 17% жертв ДТП причиной смерти были кровотечение, асфиксия (удушье) и другие состояния, требовавшие немедленной доврачебной медицинской помощи, которая им не была вовремя оказана. Установлено также, что из числа всех, получивших тяжелые травмы при ДТП, 60% погибает на месте и 8% при эвакуации в лечебные учреждения.
Во время ДТП на первом этапе особое внимание уделяется серьезным повреждениям: переломам, разрывам сосудов, гематомам и др. А незначительные на первый взгляд повреждения дадут о себе знать через недели, месяцы и годы, когда человек уже не связывает свои недуги с давно забытой аварией.
РОССИЙСКИЕ НОРМАТИВЫ ПОМОЩИ ПРИ ДТП

Человек заглядывает в отделение реани-мации:
– Сестра, скажите, Петров еще жив?
– Еще нет!

Предусмотрены три последовательных этапа оказания помощи.
Первый – на месте ДТП. Он включает самопомощь и взаимопомощь лицам, оказавшимся на месте происшествия, а также помощь вызванных медицинских работников.
Второй – при транспортировке пострадавших в лечебное учреждение.
Третий – в лечебном учреждении.
И практически совсем не учитываются отдаленные последствия травмы.
Предусмотрен порядок выделения и закрепления лечебно-профилактических учреждений за участками автомобильных дорог и установка на них соответствующих дорожных знаков, которые обозначают ближайшее лечебно-профилактическое учреждение.
Утверждено также положение о порядке выдачи и установки опознавательного знака автомобиля, управляемого водителем-врачом. Такой знак устанавливают на автомобилях только тех врачей, которые могут оказать пострадавшим при ДТП квалифицированную помощь. Списки этих врачей составляет главный врач лечебного учреждения, и утверждают местные органы здравоохранения. Автомобили, принадлежащие врачам, могут быть обозначены специальным опознавательным знаком только с их согласия. Врачу при этом выдают удостоверение и разрешение на право использования любого транспортного средства в случаях, угрожающих жизни больного или пострадавшего.


ДЕВОЧКА НА ТАНКЕ


Жена мужу:
– Купи мне машину, поездим по миру, посмотрим свет.
– Этот или тот?


Мне часто задают вопрос:
– А можно ли застраховаться от травм при ДТП?
– Так ведь это же не у меня – это в страховой компании, – отшучиваюсь я.
Но «страховка» такая в принципе возможна. Это профилактические упражнения, укрепление, а главное – мобилизация многочисленных великолепных внутренних резервов и защитных сил самого человеческого тела – совершеннейшего «механизма», равного которому нет. Они дают не гарантию, а повышают шанс на выживание.
В моей системе все упражнения можно использовать и как профилактические для здоровых людей. Но, к сожалению, из практики я должен признаться, что очень сомневаюсь, что кто-то эти упражнения или какие-то другие будет делать для профилактики... Такова уж у нас натура: креститься начинаем только когда гром, как говорится, грянет. Абсолютное большинство людей занимаются травмой только тогда, когда она произошла. Но вот после лечения многие с удовольствием продолжают заниматься.
И тем более я хочу сказать, что для многих пациентов огромную значимость имеет операция. То есть они операцию видят как основной метод лечения, или даже единственный. А к реабилитации и самолечению относятся сверхнесерьезно. Но на самом деле операция, я не хочу приуменьшать ее значения, иногда она просто необходима, но в некоторых случаях – лишняя. Есть одно очень хорошее сравнение: сделать операцию и после не-пойми-чем заниматься...
У меня такое впечатление, что в большинстве случаев человек после травмы заново открывает колесо, пробуя разные методы, способы и приспособления, меняя специалистов и медучреждения. На сегодняшний момент в России и в мире настоящей целостной реабилитации, кроме как у нас, практически нет. Такова общая ситуация. А мне всегда хотелось учитывать все моменты, подходить целостно к восстановлению организма и стараться сделать его более здоровым, чем он был до травмы. И это у меня в моем центре получается лучше, чем у других. И за свои слова я отвечаю.
Сейчас у меня лечится интересный пациент. Он получил очень серьезную травму в Швейцарии, катаясь на горных лыжах – оскольчатый перелом верхней трети плеча. Его оперировали в Швейцарии в одной из лучших клиник и сказали, что очень большой шанс, что головка плечевой кости при такой травме не восстановится, наступит дисплазия и надо готовиться к операции по замене на искусственный сустав. Немецкий профессор проконсультировал его в Москве и подтвердил слова своего коллеги-хирурга из Швейцарии. Они оба советовали пациенту после действительно прекрасной операции 8 недель ходить с лангетой и никаких движений. Только через 8 недель начинать легкие покачивающие движения. Я представляю их лица, если бы они увидели, что он на 40–50% уже восстановил функцию руки, нет боли, и со стороны никто не скажет, какая рука была оперирована. А прошло всего 6 недель. И это не единичный и не самый сложный случай, с которым мне пришлось работать. Я знаю, как это делать, и был бы очень рад продолжить работу хороших хирургов. Но мои результаты нереально быстрые, и в них трудно поверить.
На самом деле любая травма – это ключевой поворот в жизни человека, который чаще всего его калечит. К сожалению...
А как лучше уйти от травмы? Или полностью уйти или хотя бы с минимальными потерями. То есть свести последствия травмы к минимуму. Вот тогда мы подойдем к определенным вещам. Для избежания ДТП необходимо: чтобы за рулем ты был собран, мобилен, шея максимально подвижна, чтобы ты хорошо слышал, хорошо видел, четко чувствовал, чтобы у тебя была ясная голова, чтобы ты не спал за рулем... Я понятно объясняю?
Следующий момент, если у тебя нормально все – ты чувствуешь, ты двигаешься, у тебя нет болей, ты сидишь в хорошей машине, тепло, уютно, удобно, пристегнут и в безопасности. Вот здесь очень важно, чтобы ты адекватно оценивал всю ситуацию. Поэтому нужно следить за своим телом: если человек боится – он зажимает руль и держит его, как спасательный круг утопающий – это одна сторона. А другой – совсем не боится, ему все по нипочем – он смотрит, разговаривает и все такое... Это две крайности. А крайности, как известно, не норма.
Есть, конечно, масса анекдотов на эту тему. Вот один из жизни. Есть у меня один знакомый, который дружит со всеми ГАИшниками Москвы, и вот он всегда с ними здоровается. Подъезжает как-то к перекрестку, видит знакомого ГАИшника, машет ему приветливо рукой и врезается в затормозившую впереди машину... Он выходит из машины и, укоризненно кивая головой, стыдит:
– Ну, что же ты... Разве не видишь: я с человеком здоровался...

Здесь важно, чтобы человек мог очень хорошо представлять ситуацию на дороге. А представляет он ее тогда, когда подвижность головы и шеи максимальна. Как ни странно, именно подвижность шеи – важный фактор. Вот даже зеркала, казалось бы, помогают оценивать ситуацию, но только помогают! А не заменяют подвижности самого водителя – так, как, например, в моей машине: одно дает реальную информацию, второе дает слегка приближенно, а третье дает дальнюю. Машина, конечно, хорошая, но она рассчитана на то, чтобы тихо ездить – в Москве такого нет! У нас очень живой город.
Следующий момент: важно чтобы была очень хорошая реакция переключения и всего остального – скажем так: для многих у нас машина – это способ вырабатывания адреналина. Скорость, рывки – и все такое... да, честно говоря, я и сам в известной степе-ни был когда-то таким же резким. Стал постарше – уже поспокойнее. А вот молодежь действительно может рвануть, дернуть, еще что-то: чтобы как-то выделиться в глазах окружающих. Вот тут нужно быть всегда начеку!
Но бывает так: едешь рядом с гонщиком, спортсменом и никогда не скажешь, что он «лихач» – он едет быстро, но так четко и осторожно, настолько контролируемо ведет машину, что даже не возникает никаких страхов. Профессионально.
Я бы не говорил в этом разделе о специальных вещах или упражнениях, особенных для водителей, – я бы порекомендовал те упражнения, которые я даю в книге по лечению позвоночника, там подробно и доступно все описано. Есть еще гимнастики, которые я даю при легочных заболеваниях – когда идет работа с диафрагмой: резкий вдох, резкий выдох и другие способы укрепления диафрагмы и расширения ее эластичности. Упражнения на собранность – это немаловажно: например, человек стоит в расслабленной позе и мгновенно срабатывает – поворот, выпад. Чтобы в момент травмы человек мог собраться, обычно он не может собраться – он попросту не знает, как это делать: тело не знает. Это же дают тренировки всех боевых искусств – в какой-то момент тебе нужна вся возможная для твоего тела скорость, вся максимальна реакция. Мгновенная оценка ситуации и принятие решения. Но хорошие машины отнюдь не способствуют развитию готовности к действиям.
Обратите внимание: основное направление в конструировании современных автомобилей – это обеспечение пассивной безопасности: подушки, поручни, буферные формы снаружи... Но это значительный проигрыш в активной безопасности, которая зависит от возможностей человека. Поэтому в наше время можно говорить о том, что машины становятся умнее и совершеннее некоторых водителей. Вопрос, конечно, спорный. Но часто видишь: едет человек в машине, как в танке. Можно было бы на улицы броневики выводить – многие пересели бы на них. Конечно, со страха, ни от чего другого.
Тут на днях курьезную картину наблюдал: останавливается супернавороченный огромный бронированный джип – никого не видно за рулем! Как так? А тут открывается дверца и выпрыгивает оттуда малюсенькая девчонка – это уже смешно. Живой анекдот.
Есть, конечно, и другая крайность – проехаться просто в шортах на стареньком велосипеде «Урал» по самой середине Садового кольца – тоже адреналин. Но так же смешно, неуместно, как и девочка на танке.
А вот на картинге по стадиону – подходящая тренировка на собранность и быстроту реакции.

ПИСЬМО ДЕВУШКИ
Тот весенний день не предвещал ничего плохого. Теплый, погожий, он был напоен тем особым ароматом, когда весна уступает свои права лету. Сидеть на лекции совершенно не хотелось. И мы с друзьями решили немного потусоваться в сквере, рядом с университетом. Смеялись, шутили, наслаждались жизнью. Последнее, что я запомнила, – это легкий порыв ветра и набежавший мелкий дождик. А потом – провал, темнота. Очнулась от сильной боли в спине: какой-то парень пытался вытащить меня из-под рухнувшей верхушки тополя. Потом были «скорая», носилки, помрачневшие друзья и насмерть перепуганные родители. Диагноз врачей прозвучал как приговор: компрессионный перелом двух позвонков. Дискотеки, занятия спортом остались в прошлом. Можно было сидеть, стоять, лежать. И все это, когда человеку 17 лет! Жизнь разделилась на «до» и «после» и сосредоточилась исключительно на стволе позвоночника с компрессиями и переломами. Я не фаталист, но, очевидно, в жизни что-то все-таки предопределено. В самый трудный период судьба свела меня с удивительным человеком – Петром Александровичем. Уже после первой встречи с доктором Поповым я поняла, что у меня есть все шансы жить полноценной активной жизнью. Петр Александрович предложил заняться уникальной гимнастикой. С этого момента и началась моя вторая жизнь. Сейчас я плаваю, танцую, учусь в институте, хожу по театрам и музеям, вожу машину и, конечно же, ежедневно выполняю чудодейственный комплекс упражнений от доктора Попова. Петр Александрович, спасибо!

II часть ЧАСТО МАШИНА СОВЕРШЕННЕЕ ВОДИТЕЛЯ



– Ужас, что вытворяет этот пешеход, он уже десять минут бежит перед нашей машиной, – говорит женщина за рулем мужу, сидящему рядом.
– Да-а-а,– промычал муж. – Поступай как хочешь, но я бы на твоем месте съехал с тротуара...


СОВЕТЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ТРАВМАТОЛОГА

Вышеизложенные четкие правила все водители, по идее, должны изучать при прохождении подготовки. Но, к сожалению, это бывает далеко не всегда... Они суховатые, скучноватые и вроде «не по делу».
А вот то, что может порассказать практикующий хирург-травматолог, вам, ручаюсь, читать не приходилось – врачам такого класса не то что самим писать, интервью в профессиональные журналы давать некогда! Так что такие рекомендации – наиредчайшая возможность получить самую достоверную информацию, но поверьте: ЭТО ДОЛЖЕН ЗНАТЬ КАЖДЫЙ!

Ольга Юрьевна Ерофеева, врач-травматолог высшей категории Городской клинической больницы № 59 и сотрудница нашего Центра «3-я медицина», рекомендует.

Сделать в стиле памятки – страницы по обрезу хорошо бы оттонировать.

ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ ПОМОЩЬ ПОСТРАДАВШЕМУ В ДТП

Автомобильная авария разительно отличается от обычной «бытовой» или «производственной» травмы массированностью воздействия, его многокомпонентностью. Помимо явной травмы весь организм подвергается мощному губительному воздействию.
Поэтому как обследование, так и помощь после ДТП должны быть максимально подробными. Обследование должно отличаться масштабом: помимо травматолога по возможности должны участвовать:
невропатолог – оценивает состояние головного мозга – нет ли признаков травмы?
хирург – определяет состояние внутренних органов – нет ли скрытых повреждений?
терапевт – определяет возможные функциональные отклонения, вплоть до гипертонического криза.
Непременно нужно, чтобы эти три врача, помимо травматолога, провели осмотр. Далеко не всегда и не везде возможно участие этих специалистов в первичном осмотре и оказании помощи. Учитывая, что одновременное их участие оказалось невозможным после того, как человека отправили домой, оказав ему квалифицированную первую помощь – необходимо проявить бдительность и непременно посетить этих врачей в своей районной поликлинике. Ведь это не чье-нибудь, а ваше собственное здоровье!
Это мы описали самый легкий случай: оказание помощи на месте или в травмпункте. Очень хорошо, что вам так повезло и вы, как говорится, отделались легким испугом, – но не премините воспользоваться своим правом на получение медицинской помощи. Чтобы какие-то мелкие, но далеко идущие последствия даже самой легкой автомобильной травмы не дали о себе знать через достаточно порой долгий период времени: вы и думать забыли об аварии, а «она вас не забыла».
Если врач, сочтя состояние пострадавшего в ДТП достаточно серьезным, предлагает госпитализацию, ни в коем случае нельзя отказываться проследовать в стационар! Даже если вам кажется, что вы чувствуете себя нормально: потому что возможны скрытые нарушения, которые могут проявиться в скором времени, и лучше будет, если в этот момент вы будете находиться под наблюдением специалистов.
Травматолог в первую очередь должен тщательно осмотреть то место, которое наиболее явно повреждено: то, что болит у пострадавшего, и то, что могло быть повреждено вследствие механизма травмы: фронтальные, боковые и другие удары. У человека, находящегося в шоковом состоянии, в первые часы после получения травмы значительно снижено болевое восприятие, он сам не всегда может назвать все места, которые травмированы. Поэтому опытный врач чаще всего осматривает и ощупывает все тело пострадавшего. Если этого по какой-то причине не произошло, рекомендую проявить настойчивость и попросить провести полный осмотр и письменно перечислить все обнаруженные повреждения вне зависимости от степени тяжести. Кроме важности для восстановления здоровья, это может оказаться полезно и в правовом аспекте.
Все места и органы, которые вызывают хотя бы малейшее сомнение в их состоянии, должны быть осмотрены врачом со всей возможной тщательностью, включая и все имеющиеся дополнительные методы обследования: рентген, УЗИ и более узкоспециальные методы – исследования сосудистого русла, нервной проводимости и др.
По окончании обследования все результаты всех видов обследований должны быть подробно описаны в выписке, которая выдается на руки для предоставления специалистам.
В целом нужно стараться, конечно, без истерик и нервных срывов – но твердо и настойчиво потребовать от врачей оказания всех видов осмотра и помощи, возможных в данном лечебном учреждении.
Если же вы сами по каким-либо личным соображениям отказываетесь от госпитализации – вы значительно затрудняете для себя возможность получения полноценного лечения в максимально короткий срок и с наибольшей степенью гарантии результата. Тем не менее бывают разные жизненные обстоятельства, в таком случае на следующий же день вам необходимо посетить врача-травматолога и других специалистов, о которых мы уже упоминали выше. Особенно если они не осмотрели вас в первые часы после ДТП.
Нужно иметь в виду, что врач-травматолог районной травматологии обязан по требованию посетить больного на дому – это его прямая обязанность. Не терапевт, точнее, не столько терапевт нужен после ДТП, а именно врач-травматолог: его знания и опыт неоценимы при оказании помощи пострадавшим в автомобильной аварии. Но не стоит злоупотреблять обязанностями врачей – если вы в состоянии получить помощь в районной поликлинике, лучше пройти полное обследование у специалистов. Если вы располагаете более значительными финансовыми средствами – самое правильное обратиться, не откладывая в «долгий ящик» заботу о собственном здоровье, к лучшим специалистам и получить самую квалифицированную помощь.
Все необходимые при ДТП процедуры и действия врачей входят в пакет обязательной медицинской страховки. Кроме того, при отсутствии у пациента полиса вся экстренная медицинская помощь, включая 3-дневное пребывание в стационаре, является бесплатной.
Благодарность врачам за максимально проявленное внимание или жалобы на недостаточное исполнение профессионального долга – всегда остаются на усмотрение пациента и являются важным стимулом улучшения нашей непростой работы по спасению человеческих жизней.


НА ЧТО НЕОБХОДИМО ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ


Водитель приходит в себя после аварии:
– Где я?
Медсестра отвечает:
– Номер двадцать три.
– Палаты или камеры?


Если пациент переводится из одного лечебного учреждения в другое, все бумаги и особенно рентгенограммы в обязательном порядке должны передаваться вместе с ним. Достаточно частая ситуация: при переводе пострадавшего из травмпункта в больницу его направляют «своим ходом». Выдают на руки направление и вперед – добирайтесь сами. Ни в коем случае этого нельзя делать! Вам обязаны предоставить машину «скорой помощи» для транспортировки в стационар!
Из практики: очень часто из травмпункта пострадавшие направляются в стационар с незафиксированной поврежденной конечностью, в лучшем случае ее прибинтовывают к какой-нибудь картонке: «Идите в больницу – там все сделают!» Обратите внимание: при любом достаточно серьезном повреждении конечностей (даже не при переломе, а при сильном ушибе!) врач-травматолог обязательно должен наложить гипсовую лангету, чтобы зафиксировать поврежденное место во избежание осложнений.
Если вы, отказавшись от своевременно предложенной госпитализации, вдруг почувствовали ухудшение состояния – голова закружилась или начались боли – немедленно по 03 вызывайте «скорую» и воспользуйтесь своим правом на получение помощи в стационаре. При этом нужно сообщить, что вы пострадали в ДТП, но от своевременной госпитализации отказались, сочтя свое состояние терпимым. Но оно внезапно ухудшилось ( а именно так часто и бывает, когда проходит болевой шок) и вам требуется помощь. Для такого случая важно сохранять все бумаги, полученные при первичном обследовании травматологом.
Еще раз обращаю ваше внимание на необходимость сохранять все полученные медицинские документы до тех пор, пока вы не передали их участковому врачу для внесения в постоянную медицин-
скую карточку, либо не выздоровели полностью. Чего мы вам искренне желаем и над чем постоянно работаем в рамках официальной медицины и особенно в уникальных программах медицины будущего «3-я медицина» доктора Попова.

Ольга Ерофеева, врач-травматолог высшей категории

РОССИЙСКИЕ ХИРУРГИ-ТРАВМАТОЛОГИ – ЛУЧШИЕ В МИРЕ


– Доктор, могу я продать свое тело для использования после моей смерти в научных целях?
– Можете.
– А чужие тела вы не принимаете? А то я бы привез завтра машину.


У нас прекрасные медицинские работники всех уровней образования, я могу это подтвердить как профессиональный дипломированный врач. Могу сравнить с медцентрами Голландии, Германии, Италии, Греции, Индии, где лично довелось побывать. Наши специалисты отличаются изобретательностью, трудолюбием, неординарностью, добротой и состраданием.
Уровень образования у нас, я считаю, самый высокий в мире, а вот техническое оснащение и медикаментозное обеспечение в глубинке – порой оставляют желать лучшего. Но для Российского ноу-хау – Третьей медицины, которую мы сейчас внедряем, как раз не нужно изощренных технических средств, тысяч наименований таблеток, микстур и мазей – мы ориентируемся на то, что дает и требует от нас сама окружающая жизнь и внутренние ресурсы человеческого организма. Но в мире Россия известна прежде всего своими хирургами и травматологами, возможно, и в силу печального многолетнего военного опыта наших предков.
Позже я скажу о плюсах и минусах каждой методики, которую я знаю, и почему они не устроили меня полностью, почему я решил сделать что-то свое. Если, например, посмотреть на методы существующей реабилитации, включая реабилитацию после автомобильных травм – я не хочу сказать, что у других по сравнению с той методикой, которой я занимаюсь, нет плюсов. Но смотреть только на плюсы и не замечать минусы – тоже не верно. А вот точно плохо то, что, говоря о клинике, даже самой лучшей в России, равной которой нет даже в Европе, а может, и в мире, мы перечисляем названия приборов, а не имена врачей. Мы очень механистически подходим к оценке медицинских центров. Когда рассказываем или показываем их у нас или за границей, то в первую очередь говорим об оборудовании, приспособлениях и лекарствах. Для меня это хорошие, но примитивные вещи по сравнению с мудростью настоящих врачей.
Это так же как о разбитой машине водитель после ДТП думает: «Где крыло взять!? Бампер! Фара!..» – а то, что у НЕГО САМОГО нога нестерпимо болит, грудь от руля в кровоподтеках или голова кружится и побаливает, там внутри что-то пошаливает – это чепуха! Пройдет. Как-нибудь заживет. Самое главное – ему скорее сделать машину!
Так же и заходя в клинику, смотрят на то, что там есть, и говорят: «У вас такое оборудование!» Но с другой стороны, кто на этом оборудовании работает? Порой ситуация напоминает басню Крылова «Мартышка и Очки». Чтобы грамотно работать на сверхоборудовании, должен быть суперперсонал! Мне бы от души понравилось, если бы сказали: «Вот это шикарная поликлиника, где работают супермастера, врачи талантливые, и им созданы специальные условия, они пользуются лучшим оборудованием!» Ведь на самом деле все-таки главное – человек.
Точно так же, как при травме, особенно автомобильной, акцент нужно ставить на человека, потому что потом нарастает, как мы уже говорили, – масса других сложностей.
Общеизвестно и неоспоримо с практической точки зрения, что во время травмы самое главное – спасти жизнь человека. Это понятно. Поэтому на небольшие изменения в органах мы – врачи и сами пациенты – часто не обращаем должного внимания, и понятно, что пострадавшие успокаиваются после того, как выходят из реанимационной палаты или вообще из больницы. Рекомендации по реабилитации у нас короткие и, к сожалению, совершенно неглубокие: двигайте, разрабатывайте под наблюдением участкового хирурга. Или дают примитивные схемы для самостоятельных занятий.
На самом деле именно здесь работа врачей-травматологов заканчивается – они постарались и сделали все, что смогли. Но начинается реабилитация – и это не менее важно, а во многих случаях даже более важно, чем просто спасти жизнь в тяжелом случае: некупированные последствия автотравмы могут быть мучительнее и обширнее, чем быстрая смерть на месте. Как ни печально это признать: «тяжелые» инвалиды не дадут соврать, существование после ДТП может быть весьма плачевным. Но тем не менее, если человек остался жить – нужно постараться сделать эту жизнь как можно более «терпимой», а порой добиться и вполне комфортабельной, активной и даже более продуктивной деятельности, нежели до такого серьезного испытания, как ДТП. Чудеса бывают, вы уж поверьте врачу с большим стажем и обширной практикой. Но чудеса – стоят дорого, и не деньгами (это-то проще всего), а собственным потом платят выздоравливающие за полноценную дальнейшую жизнь.

Выздоровление начинается!
Так что настоящая работа – борьба за собственную жизнь для выздоравливающего – только начинается за дверями больницы.
Часто после прекрасно проведенных операций и лечения в больнице у людей через месяцы, недели или даже годы начинают развиваться самые разные осложнения. Начиная от болезней опорно-двигательной системы – таких, как контрактуры, артриты, артрозы, остиомиелиты, нарушение координации движений, радикулит и многие другие, заканчивая теми недугами, которые я уже перечислял выше.
И вина здесь не врачей. Они сделали все правильно, последствия появляются, несмотря на великолепную работу хирургов, оснащенных прекрасными техническими чудесами. Особенно в центре страны. Хочу еще раз подчеркнуть, что вообще в России, а я ездил по многим странам и имел возможность сравнить – считаю, что в нашей стране лучшая в мире травматология и проводятся лучшие операции. Но, подчеркиваю, важно, чтобы после операции было очень хорошее восстановление и реабилитация.
Техническое оснащение современной медицины в самом деле можно считать чудом, но живое тело не автомобиль. Оно не становится «как новенькое», если его, так сказать, только мехинически «заклепать» и «покрыть свежей краской» – оно должно вернуть себе изначальные функции, то есть глубоко реабилитироваться. Нужно стараться сделать их лучше, чем они были до травмы. Это возможно, я точно знаю, и постановка только такой задачи дает настоящий результат.
Как видно из вышеизложенных официальных материалов: травма, связанная с ДТП, имеет целый комплекс отличий от обычной травмы. Это не только переломы, ушибы, ссадины, но и часто контузии всего организма, что приводит, мягко говоря, к деформации всего соединительно-тканого каркаса человека. Это почти всегда нарушение гармонии позвоночника, сбои дыхательной и сердечно-сосудистой систем, а также психологические стрессы с остаточным чувством страха. Ограничение физической активности во время реабилитации часто приводит к отдаленным последствиям.
Весь этот комплекс проблем возникает именно после автомобильной травмы – как следствия «соприкосновения» тела человека с движущейся автомашиной изнутри нее или снаружи.
Когда я был в Голландии в центре европейской олимпийской подготовки, видел: стоит «суперстанок» для реабилитации после травм, на кушетке, «встроенной» в него, лежит пациент, и на компьютере все нужные ему движения рассчитаны: как и сколько надо дергать ему ногу. Вы, прочитавшие уже значительную часть моей книги и знающие мой метод, – улыбаетесь. Я тоже. Я подошел к нему, спортсмен высочайшего уровня, посмотрел его данные – у него был поврежден мениск и его удалили. И вот он читает газету, лежит, а прибор под контролем компьютера его за ногу дергает... Программа, все рассчитано по минутам. У нас есть нечто подобное – кровать для растягивания позвоночника.
– Насколько это хорошо?
– Настолько же, насколько резиновая женщина для мужчины!

Понимаете, никогда никакая машина не заменит человека.
Самым лучшим помощником в моем центре является врач или специалист по реабилитации. Мои ученики очень много работают над собой, а современные приборы только помогают нам в работе. Но механизмы не заменяют врача!
Вроде пока еще нет, а может, и есть искусственные качалки для малышей. Не видел, но уверен: они никогда не заменят руки матери, которая смотрит, ощущает, как меняется ребенок, как он засыпает, с какой интенсивностью и ритмом он предпочитает укачивание, когда потише, когда посильнее... Нежные прикосновения и тепло материнского тела. И моя реабилитация очень напоминает именно мать, баюкающую ребенка: успокаивает боль и страх, восстанавливает движения. Основной принцип, по которому работаем я и мои ученики, – любить пациента, а не парализующий принцип «Не навреди!».
Компьютеры и вся техника настолько примитивны по сравнению с человеком, что я к ней отношусь как к каменному молотку по сравнению с совершенством и мудростью человеческого тела. Орудие труда. Пусть далеко уже не примитивное. Но все же орудие! Вот тут у нас в клинике хотели взять суперкомпьютер, где видно и сосуды, и нервы, и все прочее – стоит он 5 миллионов долларов! Для нас это – фантастика! Диагностика – там и в цвете и в объеме. Для меня он был бы интересен, несомненно... как вспомогательный инструмент. Но настоящий мастер несравнимо выше любых приборов и тех компьютеров, которые еще только будут открыты через сотни лет. Я точно знаю, что руками, чутьем, вниманием можно в себе развить качества в тысячи раз более серьезные, чем этот компьютер. Потому что у меня инструменты тончайшие – руки, пальцы, глаза, нос, опыт, интуиция и лучшее в России образование, полученное у лучших педагогов – знаменитого «Первого Меда». И мне пришлось очень много работать над собой, чтобы развить свое мастерство до его перерастания в интуицию. И самое главное, что это нужно совершенствовать, продолжать учиться и не останавливаться.
Для примитивных людей эти машины – фантастика, как МРТ (магнитно-ядерный резонатор), компьютерная томография и все прочее. Все сейчас с этим носятся. А диагносты – это по большей части безответственные болтуны, они ничего лечить не могут, и не хотят ничего, кроме как работать придатком какого-то механического прибора. Они неосознанно являются ярыми представителями фирм-производителей: надо же как-то отрабатывать сверхдорогое оборудование. У многих, кроме амбиций, ничего нет. Даже медицинского образования. Ко мне приходят:
– Петр Александрович, вот там мне сделали диагностику и сказали...
– Так вот пусть, кто сказал – и сделает!
Сказали...
Я тоже сказать могу.
А он там увидел что-то на экране и «вещает», как оракул.
Есть диагносты, которые работают на результат. К ним обратишься и сразу понимаешь: они настроены на помощь человеку, на поддержку надежды на выздоровление. Пока жив человек – он должен надеяться!

Вот сейчас я, как уже говорил в предисловии, создаю свой центр, в котором собираю людей, работающих на результат, работающих от души. А принцип того центра, где я сейчас работаю, – «Не навреди!» Что такое не навреди? Врач только и боится: как бы не навредить, работает в страхе. Мне этот принцип не нравится. У меня есть принцип – Любить! Слово любить имеет корень «бить». ЛЮ – БИТЬ. Бить любя, как ребенка, для того, чтобы он плохого, опасного для себя больше не делал. Вот с таким принципом «Любить человека» работать не так просто, но тогда работа становится честной, уверенной и приносит настоящее удовлетворение.
Врач должен быть внутренне и внешне свободен! А не быть под каким-то там олигархом, бизнесменом, руководителем – когда нужно подстраиваться под него и под его болезни... Настоящий врач должен зависеть не от денег, а от мастерства и результата лечения.
Книгу эту я пишу не только для выздоравливающих пострадавших в ДТП людей и ничуть не меньше – а может и больше – и для своих коллег, врачей, с которыми я работаю бок о бок. По людям, приходящим после них ко мне – вижу результаты их настоящего труда, вижу и безалаберность или трусость... Давно заметил: те, кто становятся наглыми или заискивающими перед всесильными пациентами – теряют профессиональные качества. Уверенного будут больше бить, но именно ради самих больных ты должен становиться во весь рост и не бояться, что тебя будут бить. Нужно брать ответственность быть сильным и уверенным, открытым и максимально уязвимым. Ты становишься между человеком и его болезнью. Конечно же, болезнь так просто не сдастся. Это настоящая война – невидимое сражение за каждую человеческую жизнь.

Мне доводилось участвовать в многочисленных конференциях и посещать травматологические отделения во многих странах мира: не скромничая и не впадая в амбиции, могу констатировать факт – уже общеизвестно: российские хирурги-травматологи – одни из лучших в мире.
Дело теперь за нами – реабилитологами. Надеюсь, мои инновации в этой сфере будут и дальше встречать такой внимательный и доброжелательный прием у коллег, какие я вижу почти всегда и везде. Однако новые методы в такой достаточно консервативной сфере науки, как медицина, как ни странно, пробивают себе дорогу весьма медленно.
Позвольте привести цитату из моего доклада на Пятой Международной конференции по восстановительной медицине реабилитологии, состоявшейся 6–8 декабря 2004 г.

ИЗ ДОКЛАДА
«Спортсмен-автогонщик Олег Кессельман в Германии на престижнейших гонках «Кубка Порше Каррера» на скорости 200 км/час попадает в аварию. В результате – перелом второй плюсневой и трещина третьей плюсневой кости, ушиб позвоночника, общая контузия, общая раскоординированность, не считая серьезных психотравм. В Германии в спортивном центре наложен гипс на 8 недель и рекомендована последующая реабилитация в течение 4 недель. А у Олега – цейтнот! Если меньше чем через 2 недели спортсмен не выходит на следующий этап гонок, то он выбывает из соревнований.
Реабилитация началась практически на второй день. Через три дня гипс был заменен на лангету, через пять дней лангета заменена на мою специальную повязку, ускоряющую сращение, собирающую костные отломки, укрепляющую соединительную ткань, снимающую отек и боль. В создании этой «волшебной» повязки использован сконцентрированный опыт очень многих врачей и целителей, более подробно о ней – в 3-й части книги, глава так и называется: «Волшебная повязка».
Занятия по реабилитации первый день продолжались 2 часа, а через пять дней составляли уже 10 часов. Через 8 дней спортсмен приступил к тренировкам, а через 10 дней нагрузка уже превосходила ту, что была до травмы. Прошли боли, раскоординированность, одышка. Душевное состояние было полностью восстановлено. Очень важно, что у меня одновременно идет и лечение и реабилитация всех возможностей, мой метод приводит к тому, что после лечения человек находится в прекрасной физической форме – лучшей, чем до травмы.
Через 14 дней вместо 12 недель автогонщик выступил на следующем этапе соревнований и занял на них второе место. Никаких отдаленных последствий после проведенной ускоренной реабилитации не отмечается».
Это только сухой медицинский доклад, а о том, как на самом деле все происходило и какие глаза были у германских врачей, – рассказал в ряде интервью российским и зарубежным СМИ сам Олег.


КОВАРНАЯ ПЕТЛЯ

За «битого», наученного горьким опытом, человека – двух «небитых», говорят, дают, а вот за автомобиль – наоборот!

Из интервью Олега Кессельмана журналу «Автомир»

«Старая «петля», как известно, лишена вспаханных полей. Влево-вправо – сразу бетонные отбойники. Вот в один из них я и влетел на скорости 200 км/час. Жив остался, но правую ногу сломал. В госпитале мне немцы говорят: «8 недель минимум – только на заживление. И гипс наложили. Ну, думаю, все: три или четыре этапа пропустить придется. А следующая гонка через 11 дней была.
В Германии оставаться смысла не было, и тут я вспомнил о своем хорошем знакомом, докторе Попове.
Он, как я знаю, сверхбыстрым восстановлением спортсменов занимается. Я ему рассказал о своих проблемах, а он в ответ: «Главное, не позволяй им ничего себе в ногу вставлять. Жду в клинике».
Когда я показался в ЦИТО и Боткинской, выяснилось, что перелом не очень серьезный, но в гипсе походить все равно придется.
А я сказал Попову: «Хочу через 10 дней выйти на старт».
– Он не растерялся?
– Нет, сказал, что попробуем. Главное, чтобы я был готов на серьезную, тяжелую работу по 8 часов в день. Это болезненные процедуры, упражнения. В общем, через 5 дней я наступал на ногу.
Немцы потеряли дар речи: правая ступня – это же и газ, и тормоз! В Москве я на дорожной машине уже прокатился, но на гоночной, в экстремальных условиях! Тогда мне сделали металлическую стельку, но все равно не очень верили: за рулем предстояло провести минимум час сорок в состоянии постоянных перегрузок.
– Может, не стоило рисковать?
– Но мне же не немцам, а себе хотелось доказать, что пусть я не Мересьев, но все-таки профессионал. Так вот, после часа гонки стало тяжело, нога начала неметь, но я был так же быстр, как и мой немецкий «сменщик». Приехали мы третьими в классе. Шеф команды моего напарника подкалывал: «Эх ты, хуже больного русского ездишь!»
– Психологическая победа?
– Да, я не показал себя лентяем. И после аварии я почувствовал, что возвращение в Москву с очередным кубком – не триумф, а норма. Вот, скажем, в Нюрбурге я стоял на первой линии стартового поля с Карлом Вендлингером (помните, австриец из «Формулы-1» начала 90-х?) и проиграл лишь ему. Но он ехал на DTMовской машине вне зачета, и победа досталась мне.
Вот там произошел курьез. Знаешь козырек, где формулистов награждают? Так вот, мы сидим в коридоре перед выходом на этот «балкончик» – пять, десять минут, а на церемонию не зовут.
Подходят организаторы растерянные. Говорят, гимн найти не могут. Никак не ожидали, что я выиграю. Нашли только советский, еще со времен, когда эстонцы здесь на мотоциклах гонялись.
А я в ответ: «Так и ставьте!» Они опять не понимают: так же нельзя! И мне пришлось битый час объяснять, что если без слов, то эти гимны – одно и то же. Поверили, наконец. В тот момент я понял, каково это быть олимпийцем, в честь которого поднимают флаг и играют гимн... Это как вступление в элитный клуб «Нордшляйфе» – то есть Северной петли Нюрбурга. Там, как я говорил уже, отсутствие зон безопасности, закрытые повороты, скорость – на длинных прямых мы едем на «Порше» на шестой передаче. Малейшая ошибка – это аварии. Немцы говорят, что иные по 5–6 раз здесь бьются. Но при этом помнят, что это автомобильная Мекка. Все гонщики «Первой формулы» сюда стремятся – у себя они этого удовольствия лишены. Здесь есть свои приемы. Допустим, выкинуть из воздушного мешка, когда тебя пытаются пройти на «слипстриме», благо прямые участки длинные. Нужно сдвигаться, чтобы сбросить скорость конкурента.
– Теперь, наверное, лелеете мечту о «Формуле-1»?
– А вот и нет: «Формула» ни у одного из гонщиков не самоцель: ну разве что она раскрученнее. Знаешь, я больше всего мечтаю проторить нашим молодым ребятам дорогу в европейский автоспорт. У меня в России есть команда – я передаю ребятам западный опыт, и успехи уже приходят. На трассе в Мячкове мы взяли первое место в кузовном Кубке «Поло».
Беседовал Дмитрий ЛЮБИМОВ, журнал «Автомир»

С тех пор мой баннер «3-я медицина» http://3med.ru/ расположен на сайте Олега: http://www.kesselman.ru/

Для тех, кто не знает, кто такой Олег Кессельман:

Гоночную карьеру начал в 13 лет.
Трехкратный чемпион Москвы по картингу и вице-чемпион СССР по картингу.
Неоднократный победитель и призер «Гонок на выживание».
Один из первых россиян, стартовавших в европейских гоночных сериях.

2002. Участие в легендарной гонке «24 часа Нюрбургринга» в составе команды Schubert Motorsport: 4-е место в классе A6 и 18-е в абсолютном зачете из 200 команд и 1000 спортсменов, BMW M-Coupe.
Чемпионат по «длинным гонкам» – BFGoodrich Langstrecken Meisterschaft, команда Schubert Motorsport team, BMW M-Coupe.
Гонка «100 миль на приз Швейцарского Автоклуба», 3-е место в абсолюте.

2003. BFGoodrich Langstrecken Meisterschaft (чемпионат Германии по «длинным гонкам»): победа в классе/13 в абсолюте (команда Doren Motorsport, Porsche 996 GT3).
Трофей Санкт-Петербурга (класс «VW Polo») – 1-е место.

Победитель гонки Eifelrennen 24-h Special 100 km
Участие в последнем этапе «Кубка Порше Каррера» (Porsche Carrera Cup).

2004. Впервые в истории мирового автоспорта спортсмен из России выступил в Кубке Porsche Carrera. Кроме того, 23 мая Олег принял участие в этапе «Суперкубка Порше», проходящем в Монте-Карло в один день с «Формулой-1».

2005. Выступление в «Кубке Порше Каррера» (Porsche Carrera Cup). Призовое место в гонке «24 часа Нюрбургринга».

И здесь начинаешь понимать, что в гонках, конечно, важна мощность машины, но еще важнее мастер, водитель – пилот, как его называют, наверное, из-за невероятных скоростей, сопоставимых с полетом.
Для таких волевых, всеми силами стремящихся к победе спортсменов, как Олег – моя методика просто незаменима, потому что важно победить не только соперника, но и самого себя!


БОЕВОЕ КРЕЩЕНИЕ

Олег уехал в пятницу, а в субботу-воскресенье шли соревнования, которые продолжались несколько часов. В гонках участвовали более 300 машин – «Порше», БМВ и «Мерседесы». Это одна из самых серьезнейших гонок в мире. Я ждал возвращения Олега в понедельник. Когда я ему позвонил спросить как дела – он начал рассказывать, что он обогнал 47 машин, что в него врезался БМВ, и у него пробило колесо, что он пропустил за это время 13 машин, но все равно он пришел вторым!
А я все ждал, когда же он начнет рассказывать о ноге. А он все описывал этапы и перипетии гонок. Не дождавшись, я спросил:
– Как нога?
– А что нога? – переспросил он.
Оказалось, что он натер повязкой мозоль – и это все проблемы. С самой травмой никаких сложностей не было – по координации, по выносливости, по психологическому состоянию – он был в прекраснейшей форме. И хочу сказать, что мне интересно было посмотреть самому и показать результат – поверить и подтвердить те возможности методов ускоренной реабилитации, которые я подбирал долгие годы и сделал на их основе свою собственную авторскую методику.
Потом уже были подтверждения со стороны артистов балета, других спортсменов, обычных и необычных людей... Но вот этот пример был настолько ярким. Первым! Весомым. Он дал мне такую уверенность.
Именно в тот момент я понял, что обладаю уникальной методикой: даже немецкие врачи не поверили. Когда Олег приехал и им рассказал – они напрочь отказались верить: «Этого быть не может!»
«ВНЕПЛАНОВОЕ» МИРОВОЕ ПРИЗНАНИЕ

Из статьи в журнале «Рублевка. Дача».

«Впервые о методике П. Попова заговорили в Голландии после того, как он за 2 недели поднял на ноги известного голландского горнолыжника. Он лечил тяжелобольных из Италии, Германии, Финляндии, Америки, Индии и Японии. Некоторое время тому назад в Москву приезжал г-н Хуан Чинь Лянь – Президент федерации Гошу Америки, который является представителем одной из древнейших врачебных династий Китая. Видя, как проходит реабилитацию известная волейболистка с повреждением связок и мениска колена, он признал несомненную эффективность методов лечения доктора, пригласив его в Америку для обмена опытом и совместной работы, поразившись безоперационному лечению сложных повреждений мениска.
В основу системы «Третья медицина доктора Попова» заложено объединение в руках одного специалиста множества врачебных методик: от народного целительства до классической медицины, от восточной до западной, от древней до современной. Еще в 1979 г. доктор Попов начал собирать в России, а потом и по всему миру уникальные методики, препараты, тренинги, гимнастики, массажи, опыт специалистов от народных целителей до профессоров из разных стран. В результате и был достигнут целостный подход к восстановлению пациента, необходимый для его полного выздоровления, где методики складываются, а результат умножается.
Доктор Попов – настоящий врач-клиника. На данный момент он владеет более 20-ю медицинскими специальностями: по мануальной терапии, иглотерапии, лечебной физкультуре, кардиологии, онкологии, фитотерапии, гомеопатии, психотерапии и т. д. Он подбирает для любого пациента комплекс методик, наиболее эффективных именно для него. Кроме того, доктор Попов привлекает лучших специалистов из ведущих центров. Тем самым создаются возможности для предельной концентрации лечебного процесса у одного врача.
Так, П.А. Попов разработал принципиально новую авторскую методику лечения травм позвоночника. Уникальность этой методики заключается в том, что врач не подвергает позвоночник стрессу, не ломает, а осторожно двигает позвонки мышцами и связками самого пациента, ставит их на место, восстанавливает гармоничную работу мышц, связок и соединительной ткани, а позвонки и суставы возвращаются на свои места. Здесь использовались не только медицина и целительство, но и философия, математика, синергетика, теория самоорганизующегося хаоса, фракталы, теория катастроф и многие другие, казалось бы, напрямую не относящиеся к реабилитации знания. Методика необыкновенно результативная, нежная, хорошо контролируемая и нравится даже детям.
Терапия позволяет человеку не только стать более стрессоустойчивым, но и научиться использовать стрессы в качестве дополнительного положительного импульса для поднятия внутренних сил организма. Метод активизирует и пробуждает силы самого человека, а без этого даже самые лучшие врачи, лекарства и методики не дают желаемого результата. Пока выздоравливающий не начнет работать САМ, никто ему не поможет.
Несмотря на то что П.А. Попова приглашают на работу в оздоровительный центр в Гоа (Индия), доктор в качестве ближайших планов рассматривает создание собственного реабилитационного центра и планирует использовать лучшие методики со всего мира, в том числе лечебно-верховую езду, привлекать специалистов, чтобы сделать центр одним из лучших в мире».
Использован материал журнала «Рублевка. Дача»

ПОЧТА «3 МЕД.РУ».
Кристина Маттиоли. Врач-анестезиолог. Г. Милан. Февраль 1998 г.

Дорогой доктор Попов, Прошу извинить меня, что я позволила себе побеспокоить Вас своим письмом. Мы с Вами не знакомы, но Вы, как личность, невероятно заинтересовали и очаровали меня. И в этом «вина» г-на Джиджи Гарби, который рассказывал мне о Вас с фантастическим энтузиазмом.
Я работаю в реанимации неврологического отделения миланского госпиталя Sen-Raffaele. Мне 32 года, замужем, детей пока нет. Занимаюсь традиционной медициной после окончания медицинского факультета (отделение хирургии, специализация анестезия и реанимация) Миланского государственного университета.
Однако меня не покидает ощущение, что мне чего-то недостает и что-то важное ускользает от меня.
Думаю, что Ваши методы заключаются не только в лечении какой-то конкретной болезни, а в умении вовлечь в процесс лечения всю сложнейшую систему организма, его глобальные возможности восприятия на уровне чувств. Такое впечатление я вынесла из полного энтузиазма рассказа Джиджи. Понимаю, что моя просьба может показаться Вам дерзкой, но тем не менее осмеливаюсь просить Вас написать мне, хотя бы коротко, о своей науке, о Вашем видении жизни.
С дружеским приветом Кристина Маттиоли


III часть АВТОТРАВМА – ЭТО ОСТАНОВКА ИЛИ ПАУЗА?

«Умело заваренный кузов автомобиля становится порой даже прочнее именно за счет уплотненных стыков – ребер, принимающих на себя дополнительную нагрузку», – отмечает Петр Александ-рович Попов.

Чем отличается остановка от паузы? Остановка – это когда ты не двигаешься. Все, стоишь, жизнь тебя остановила. Тебе наложили гипс, и ты просто лежишь, и если после травмы ты чувствуешь себя хуже, чем до травмы, – у тебя остались масса последствий, осложнений, ты хромаешь – и психологически, и физически. Боли мучают.
А пауза происходит, когда то, что произошло, дает тебе возможность разобраться и сделать что-то и вырасти из ситуации, которая есть. Травму ты видишь как испытание и используешь его максимально: на травме узнаешь много нового о тех возможностях, которые есть в твоем организме. Благодаря работе, труду ты делаешь свой организм сильнее: мобилизуя силы, гармонизируя, поднимаясь духовно, физически и морально, – побеждаешь самого себя и становишься богаче, умнее и сильнее, чем до травмы.
Травма дает тебе возможность тренироваться там, где ты – слаб! Мы тренируемся там, где мы сильные, а жизнь дает нам испытания, чтобы мы стали сильными там, где мы слабы. Поэтому всегда вспоминаю Олега. Мне необыкновенно приятно было с ним работать, потому что такая колоссальная была отдача, что у меня не было сомнений в том, что он победит. Победа была предрешена – потому что победа над самим собой во много раз глубже, сильнее, чем победа над другими. Поэтому когда он поехал на соревнования, то и у нас в стране и там мало кто знал, многие даже не догадывались, что этот гонщик со сломанной ногой осознанно выходит на старт и побеждает. Для него самого это было тоже само собой разумеющимся. Кстати, то, что он со сломанной ногой победил, дало ему такую мощную уверенность в себе, которая продолжается и до сих пор.


ЗА БИТОГО – ДВУХ НЕБИТЫХ!

Специально для этой книги Олег Кессельман рассказал, что такое «травма» именно автомобиля, а не водителя. И как она может стать поводом для его – автомобиля – качественного улучшения.
Все автомобилисты знают, для чего нужна жесткость кузова автомобиля. Все мы читаем автомобильную прессу, где приводятся результаты краш-тестов. Автомобили получают звездочки-оценки и автомобилестроительные фирмы соревнуются между собой.
Не секрет, что жесткость кузова влияет не только на безопасность, но и на управляемость автомобиля, точность управления – насколько автомобиль слушается водителя. В автомобильных гонках это качество как раз выходит на первый план.
Мы смотрим по телевизору гонки «Формулы-1» и видим, какие чудовищные нагрузки испытывают автомобили в повороте. Если жесткость кузова хоть чуть-чуть нарушена, то пилот в лучшем случае будет проигрывать секунды на круге, а в худшем просто не удержит машину на трассе. И при разработке шасси автомобильные команды расчетам на кручение-скручивание – и на жесткость кузова уделяют огромное внимание и вкладывают именно в эти разработки большие силы.
Технология работы с гоночным автомобилем предусматривает замену кузова после серьезной аварии. Я могу вспомнить несколько случаев, когда после аварии автомобиль ездил не хуже, чем до нее.
Вот один пример. Несколько лет назад моя команда выступала на автомобиле «Хонда» и при гонке в дождь я попал в серьезную аварию. Автомобиль ударился несколько раз о железные отбойники – ограждения на гоночной трассе – и получил серьезную деформацию кузова.
Так как следующая гонка была всего через две недели – привезти новый кузов из Японии не было технической возможности, было принято решение отремонтировать его самим. Но ремонт был не просто как восстановление автомашины после аварии в обычном автосервисе. Инженерами команды был разработан целый комплекс по усилению слабых мест в машине.
Гоночные автомобили имеют внутри конструкции так называемую «клетку безопасности», которая выполняет функции защитного скелета при авариях и усиливает кузов, что способствует большей скорости автомобиля при повороте.
Технология восстановления кузова в обычном автосервисе не позволяет сохранить первоначальную жесткость конструкции. Автомобиль неизбежно теряет эксплуатационные качества, как бы хорош ни был автосервис.
В ряде случаев в условиях гоночной команды можно сделать иначе.
В той «Хонде» была вырезана старая клетка безопасности и вставлена новая с развитыми усилителями из высокопрочных труб, которые приняли на себя основную часть нагрузки при движении автомобиля в повороте. Наши исследования показали, что жесткость кузова после такого творческого подхода к восстановлению автомобиля увеличилась на 30%. Правда, это повлекло за собой кое-что еще.
При тестовых заездах после восстановления выяснилось, что и другие части автомобиля требуют адаптации и перенастройки под возросшую жесткость кузова как основного элемента. Команде пришлось внести изменения и в жесткость подвески, и в другие настройки автомобиля.
В результате всех этих инноваций время прохождения круга гоночной трассы удалось улучшить на 2 секунды. Это показывает, что автомобиль стал более конкурентоспособным, и на нем удалось показать несколько неплохих результатов – выиграть несколько гонок.
Общеизвестный факт, который понимает любой технически грамотный человек – если железо согнулось, то его лучше заменить. Но так как в человеке ничего нельзя поменять, то приходится нам работать теми же руками и ногами, которые выросли в детстве. В человеке «деталь» нельзя заменить, но ее можно значительно усилить – по аналогии с автомобилем: укрепить стыки и нарастить надежные мышцы и связки вокруг ломаного или гнутого «участка».
МЕХАНИЧЕСКИЕ ЧУДЕСА МЕДИЦИНЫ

– У меня для тебя две новости: одна – хорошая, другая – плохая.
– Начнем с плохой.
– Я расколотил твой мерс.
– А какая же хорошая???
– Я больше не буду!

С благословения Шекли, «изобретателя» Франкенштейна, пошли шагать по страницам книг, а теперь маршируют по экранам кинотеатров, телевизоров и мониторов киборги, биороботы, андроиды и прочие полулюди-полумашины, у которых заменены утраченные в кровавых боях за мир какие-нибудь жизненно-важные части. Это – перспектива технократического понимания в медицине. Уже сегодня многие ученые работают над созданием «фабрик» запасных органов человеческого тела.
Однобокий «механистический» подход к здоровью человека: изношенную деталь нужно заменить – уже привел сегодня к убийству одних людей ради трансплантации их органов другим... В перспективе, и это мы тоже видим в фантастических фильмах – выращивание целых человеческих особей «клонов» для замены органов или всего тела «оригинала».
Мы знаем много случаев выздоровления людей даже от самых страшных заболеваний при помощи простых методов. Существует масса абсолютно разных методик и всего остального. Очень часто восстанавливает человека, допустим, массажист какой-то или еще кто-то, а не он сам. Или даже компьютер, как в Голландии. Вот этот вопрос нужно обязательно проговорить: я всегда стремился к тому, чтобы лечение не было чисто механическим. То есть не зависело только от приборов. Любой прибор должен идти в помощь врачу, но ни в коем случае наоборот. Когда работаешь, важно не быть ограниченным. Врачи постоянно смотрят только на поврежденный участок тела, на кости. А мы уже говорили – кость находится в середине, а вокруг мышцы, связки и соединительная ткань, но поврежденное место является частью целого организма, о чем часто забывают врачи. И не только частью тела, но что еще важнее – частью динамической системы, которая подстраивается под травму или помогает человеку восстанавливаться. Поэтому великие костоправы тщательно могут собрать косточки, но разработать поврежденную конечность можно только в комплексе.
СВЕРХЧУТЬЕ
Люди становятся «костоправами» двумя путями: путь «озарений» и путь «знаний». Человек, у которого это произошло случайно: он получил травму и не мог добраться до помощи, и пришлось ему самому собирать себя. Выживать, как животное.
С другой стороны, есть осознанный путь. Это когда ты дипломированный врач и начинаешь целенаправленно заниматься собой и у тебя развивается интуиция, которая вырастает и становится продолжением профессионального мастерства. Осознанно. Но не благодаря тому, что ты что-то разбил или сломал в неподходящих условиях, где ты становишься близким к животному по степени выживания. Опускаешься до уровня животного чутья, а не поднимаешься до уровня мастера. Подъем идет, когда у тебя есть накопленный опыт, который переходит в сверхчутье – это когда ты уже вырос, опираясь на знания, накопленные людьми, а не когда спустился.
Поэтому мне всегда приходилось и приходится много заниматься с собой, и на собственной работе я убедился, что нужно работать не конкретно с одним поломанным местом, а со всем телом. Находить упражнения, повышающие возможности человека, проверяя их на себе, а затем передавая выздоравливающим. Например, если поломаны ноги – то начинается работа с головы, с плеч, с позвоночника – то есть с противоположной, здоровой, стороны и только после, отпустив, восстановив отдаленные места, осторожно приближаешься к месту травмы. Ты подходишь к тому месту, которое пострадало, а все тело уже просит, ждет и готово двигаться, и ты только слегка отпускаешь. Так же как когда верхние конечности получили повреждение – то я работаю с копчиком, с ногами, со всем прочим...
То есть работа идет, образно говоря, по «большим площадям», и только потом подходишь к точечке, работа идет как по спирали, чтобы подвести к центру. Ты как бы растягиваешь все, отпускаешь, выдавливаешь, разглаживаешь. И связки, и сосуды, и нервы – чтобы они встали на свои места, чтобы все эти косточки восстановить. Бережно, осторожно восстанавливаешь все на местах, чтобы оно потом «склеилось» и укрепилось. И вот здесь очень важно мастерство, чутье, интуиция специалиста, но частенько специалисты изучают методы лечения, не совершенствуя самих себя.
Потом плавно переходим к движениям – гимнастика является продолжением массажа. Здесь ты как бы сложил все осторожно, а затем начинается работа осторожного укрепления и тренировки. Идет мобилизация восстановлением и улучшением координации, скорости, гармоничного движения. Ведь правильное движение удерживает поврежденное место в оптимальном состоянии. И никаких, заметьте, болей!
То есть травма, если она правильно вылечена – является сверхтренировкой для организма – он становится более скоординирован, повышается реакция, улучшается работа внутренних органов, укрепляются кости и суставы, а связки становятся более эластичными. Эта реабилитация дает прекрасные результаты и при осложнениях после травмы – остеомиелите, длительном несращении перелома, остеопорозе, контрактуре, тугоподвижности, сосудистых нарушениях, привычных вывихах, артрозах, головных болях, головокружении, депрессии, плохом сне и многом другом. Но об этом в следующей книге. Если травма залечена правильно – то суставы не должны реагировать на погоду, не должно быть никаких неудобств или ограничений в движении – вот как у меня. У меня нет части лучевой кости в локтевом суставе – одном из самых капризных. Во время травмы были разорваны связки, раздроблена лучевая кость, вывих – серьезнейшая ситуация, причем вывих долго не вправлялся, потому что везли издалека.
Поверьте, хотя трудно поверить, глядя на мой локоть сейчас, что травма была очень серьезная: сустав даже форму ничуть не потерял. Если не разглядывать рубец и не видеть снимка или не знать, что у меня была такая травма – форма суставов локтей совершенно одинакова. Коллеги-врачи говорили: «Да такого быть не может!» За счет связок и соединительной ткани форма идеально сохранена, а компенсация на самом деле еще больше – травмированная рука по чутью, по движению, по скорости, по интуиции на порядок выше, чем здоровая, не получавшая травм. Даже работая, я этой рукой делаю такие вещи, фантастические – это как если бы врач был на самом деле «живым инструментом» с особой настройкой на помощь в выздоровлении после травм. Я даже порой думаю, что падение было не случайным – это особая возможность превратить мою руку в еще более совершенный инструмент. То, что я делаю этой рукой, человек, который не прошел через травму – не сделает! И диагностика и движения и ощущения – то есть на самом деле я прошел все эти чувства, все ощущения, все ошибки – все, что испытывает травмированный человек, я знаю телом, и своей рукой.
Есть древняя мудрость: «Врач, исцели себя!», и это на самом деле важно: теперь, когда я занимаюсь с выздоравливающими, то я растягиваю, двигаю не одно место, а все тело. И я точно знаю, что для этого нужно – я же чувствую все измененные или деформированные места и расправляю, разглаживаю, успокаиваю, вселяю уверенность и надежду в них. Моя рука «разговаривает» с ними.
Помню, когда я в деревне работал и общался с целителями, они рассказывали: «Жилы или вены тянуть надо». Тогда, много лет назад, молодой врач, я удивлялся: какие жилы? Какие вены? А сейчас я понимаю, насколько мудро говорили те бабушки – через какое-то время я понял их, дойдя чутьем и интуицией на базе образования и обширного врачебного опыта. Но уже сегодня я «тяну» так, как ни одна бабушка не потянет. Я теперь понимаю более точно, и тот драгоценный опыт, который я получил, обучаясь у великих китайских врачей, – личного врача китайского консула и преподавателя Пекинского университета. Я понимаю, что уже не задумываясь, естественным путем использую особые знания, ту же рефлексотерапию – работу с меридианами. Начинаешь понимать целостность всего тела в движении. И когда понимаешь – то учитывается весь накопленный опыт, уже безо всякого глупого недоверия знаешь: если заболело ухо – то оно в самом деле, хоть кому-то и смешно, связано именно с ногой. В частности – с пяткой, как, впрочем, со всеми другими точками на этом меридиане. Вот в чем целостность подхода и понимание гармонии тела.
Сейчас огромное число популярных мануальных терапевтов, и техники они описывают и применяют различные. А у самих со здоровьем одни проблемы, работают только с больными, не занимаясь собой, своим совершенствованием! И учат: делай как я говорю, но не делай, как я делаю. И начинают люди понимать: чтобы помогать другому, нужно не просто где-то что-то вычитать, увидеть, получить диплом. Я пока еще не видел школ, где идет не только учеба, а еще и уделяется внимание совершенствованию личности специалиста, который должен быть инструментом, на порядки совершеннее самых последних приборов. А то как часто бывает, специалист становится примитивным дополнением к уникальному прибору. Восстанавливая другого, ты должен сам все время оттачивать свое мастерство, так как во время процедуры все время идет борьба: или ты вытянешь и сделаешь человека здоровым, или он подстроит тебя под свою болезнь. Но это возможно только в том случае, когда выздоравливающий действительно тоже работает.
Я бы допускал специалиста лечить людей не тогда, когда он сдаст все заученное, а когда покажет, что ОН из себя представляет! То есть на самом деле, если он сам корявый, грубый, то, получив диплом и практику, он только искалечит других.
Получается, что вот как автомашину растягивают на стенде, так и я растягиваю своих выздоравливающих – ставя, двигая, собирая. И стенд должен быть великолепно отрегулирован быть прочнее растягиваемой машины, а иначе результата не будет. Машину после аварии чем быстрее начнут чинить, тем результативнее действия: нигде ничто не успеет заржаветь.
После моих растяжек, ставящих кости, осколки костей, суставы, связки и мышцы на место, начинается малоамплитудная гимнастика. Но и она направлена не на внешние вещи, постепенная внутренняя мобилизация происходит на уровне соединительной ткани. Это живое использование колоссальных возможностей организма, а не переключение его на гипс, на пассивное «зарастание» всех поврежденных частей в их стянутом судорогой страха и скомканном состоянии.
Я не против гипса, но я бы гипс использовал гораздо реже. Гипс слишком однозначен, а повязка должна быть мягкой, живой, меняющейся в зависимости от ситуации. Ведь накладывают гипс на отекшую конечность– отек спал, мышцы атрофировались. И получается, что крепкий гипс, а под ним болтается, ставшая намного тоньше с ослабленной соединительною тканью, конечность, упирающаяся часто на костные выступы. Вот и становится понятна причина неправильных сращений, пролежней, сосудистых нарушений, длительных несращений и т. д. Специальные повязки, которые накладываю я через 1–3 дня, дают возможность суставу двигаться, а кости и костные отломки при этом собираются и укрепляются. И мой контроль, и контроль опытного травматолога идет практически через день, а в сложных случаях и каждый день. Скажите, где вы видели такой контроль и внимание? Поэтому при такой работе результатам удивляться нечего. Они даются огромным трудом, который полностью подчинен результату.
При этом чем больше движение в поврежденном суставе – тем кости становятся более прочными. Должно идти двойное движение, суставы как бы слегка встряхивают. Одно и то же, казалось бы, действие: встряхивание, но им можно вспенить, растрясти, а можно уплотнить! Так вот во время моей гимнастики идет двойная работа – сустав становится мягче, а косточки уплотняются и компактно собираются.
Статичное положение пострадавшего в ДТП с толстым гипсовым цилиндром на поврежденной конечности – это в большинстве случаев потерянное драгоценное время. Его можно было бы потратить на быстрое и полноценное выздоровление. Чего, к сожалению, не происходит с костями и связками до «каменного» состояния «зарощенными» в гипсе, а потом со слезами и болью «растянутыми» непомерными силовыми упражнениями травмированных конечностей. Получаем в результате трижды травмированные кости, в которые «въелся» страх боли, дающий о себе знать при любом подходящем случае. А ведь можно одновременно лечить и реабилитировать, сокращая время болезни.


ХРОМАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ

В обычной реабилитации происходит так: создается статичный стереотип положения мышц и костей, который закрепляется, а потом, когда сформируется контрактура, разрывается, растягивается, разламывается. И в конечном итоге это не приводит ни к чему другому, кроме как к хроническим заболеваниям и к проблемам, которые идут одна за другой, как у человека, который «попал» в пирамиду болезней.
Заложниками сами для себя становятся пациенты, которые недооценивают, «прячут» серьезность своей ситуации после ДТП. Потом их оперируют, страдают голова, плечи, печень и все остальное... Жизнь на много лет приобретает новый стержень – травму в ДТП. Хорошо, если когда-нибудь им удастся вырваться из этого порочного круга. Но выход есть – это правильная реабилитация.
Всякая лечебная или восстановительная гимнастика – это ювелирная работа, которая обязательно должна идти под контролем. И значимость реабилитации не просто большая – она колоссальная! То есть на самом деле при реабилитации нужно самолечение! Да, именно то, что всегда ругали. Помогает только самолечение, но под контролем хорошего специалиста. Причем человек только сам выздоравливает, своим желанием, своей работой. А врач должен создавать условия, ускорять или замедлять процесс в соответствии с ситуацией. Но никогда еще и никого только врач не вылечил!
Поэтому, работая, принимая по 5–6 человек в день, я могу сказать, что важен контроль во время всего процесса. А не так: сделал гипс – все зарастет, а если что-то не так, сломал, опять гипс... Важен контроль в динамике!
Диагностика и контроль должны идти практически каждый день или через день, максимум – через 2–3 дня. Мне нравится высказывание китайцев, что рис растет у них в руках. Потому что они все время за ним ухаживают. И у меня такие же ощущения: кости, связки, мышцы и суставы растут и выздоравливают у меня под пальцами рук.
Специалист должен наблюдать за процессом выздоровления, корректировать его, дополнять, изменять, решать какие-то проблемы. При использовании моего метода у человека должны быть каждый день, я повторяю КАЖДЫЙ ДЕНЬ улучшения состояния после занятий и во время занятий. Улучшение самочувствия, увеличение амплитуды движений, уменьшение болей, увеличение координации движений, снятие отеков, уменьшение онемения, улучшение сна, уменьшение страха – то есть человек понемногу восстанавливает все. ВСЕ тело, одновременно.
Таким образом, сразу после травмы должно начинаться восстановление. Причем реабилитация должна быть и предоперационной и послеоперационной. Занятия проходят так: с самых первых часов определяется граница правильного движения и затем эта граница слегка отодвигается.

ПРАВИЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ
ПРАВИЛЬНОЕ – это такое движение, пусть даже маленькое – где не важны амплитуда или объем. Двигаться должно все тело, независимо от того, где оно было травмировано. А движение самое простое и естественное – ходьба. Но так, чтобы человек, наблюдающий со стороны, не мог бы сказать где проблема? Где перелом? Где ушиб? Где автотравма? Вверху, внизу, слева или справа? Пусть это маленькие движения, но они не должны быть «хромыми». Принцип основной: начиная с маленьких правильных движений увеличивать их объем. Идет не размашисто кривое, а пусть небольшое, но гармоничное движение, которое будет расти в объеме, охватывая все тело. Не следует делать в начале «абы как», чтобы затем его гармонизировать – вот это нереально!
Выздоравливающий работой расширяет границы правильного движения. Вот здесь еще один важный момент – люди после травмы начинают хромать, скованно двигаться, оберегая травмированные части, а те атрофируются все больше и больше. Это опять же как в машине: если что-то ты не восстановил, она начинает разваливать сама себя! Деформироваться все сильнее. Именно поэтому я занимаюсь тем, что растягиваю все: ноги, руки, головы, пальцы, уши – все! И вот тогда человек становится лучше, чем он был до травмы, потому что исправляются и предыдущие последствия травм!
А при обычном лечении получается так: гипс – неделя, в лучшем случае. За это время все заросло, появилась фиксация: в мышцах в момент стресса теряется гармония в работе сгибателя и разгибателя, они начинают работать только как сгибатели – природа, чтобы сохранить поврежденное место, нарушает обычную работу мышц, они фиксируют больное место, как сведенные судорогой с двух сторон. Напряжение в мышцах нарастает и не проходит ни во время сна, массажа и даже наркоза. Напряженные мышцы меняют свою структуру и становятся похожими на связки– вот почему быстро худеет больная конечность. Сила измененных мышц растет, и они сдавливают поврежденный обездвиженный гипсом сустав – закрепляя контрактуру. Но этого никогда не бывает при правильной реабилитации. При любом переломе или травме не только само место перелома деформируется – всегда страдают суставы выше и ниже, то есть там получается подвывих за счет дисгармонии в работе мышц. То есть мышцы тянут неправильно и не дают возможности суставу встать на место. И если я не растяну мышцы, связки, соединительную ткань, – это приведет к тому, что соединительная ткань еще сильнее огрубеет и станет совершенно не эластичной, а сустав не на месте, сосуды пережаты, нервы передавлены...
Вот тут и запускается масса симптомов. Мы настолько легкомысленно относимся к травме, а на самом деле, я практически уверен, что именно травмы – причина очень многих проблем людей. И даже не только проблем со здоровьем непосредственно. Можно поискать и в психологии, и в других сферах медицины, но лично я уверен – в основе всего лежит травма. Начиная от родовой. А самая серьезная – это автомобильная, то есть родовая – это как пусковая в начале жизни, а автомобильная, как глобальная и очень серьезная – уже в зрелом возрасте. Иногда они накладываются одна на другую, умножая ущерб.
Реабилитация часто начинается не сразу после травмы, а когда все зарастет. А на самом деле, как говорится: «Поздно пить «Боржоми», когда почки отвалились...» У тебя уже контрактура, у тебя уже все заросло, все уже укрепилось, как дерево, которое вросло в землю. Уже придется работать на сверхусилии, через боль, через силу. А если и кость еще срастается не так... Потому что на самом деле хирург, даже самый лучший, ювелирно не соберет! Собрать могут движения, отпустить на единственно правильное место – так точно, что даже дополнить работу хирурга. А если перелом был без смещения, то вообще фантастически быстро заживает – даже я порой бываю удивлен результатами! Заживления идут сверхбыстрыми темпами за счет притирания кости к кости.
То, что результаты при моей реабилитации не на несколько дней, а в несколько раз превосходят обычные, кажется фантастическим. Но вспомните, у Олега Кессельмана на восстановление после перелома ушло 14 дней вместо 12 недель – соотношение:14 к 84! И это далеко не единичный случай.
Я не завидую россказням о каких-то фокусах тех «врачей-волшебников», о которых все знают. Это реальная, ювелирная и именно самостоятельная работа, которая может дать и дает результаты. Тем более со мной рядом работают мастера самого высокого уровня.

Гимнастика – с первого дня!
Как ни парадоксально, но и гимнастика должна начинаться с первого дня, даже до операции – как подготовка, чтобы восстановить все остальное, чтобы попробовать собрать и укрепить неповрежденное. Если сделана операция – сразу же, если уже и гипс наложен – то с гипсом. Как можно раньше, здесь важен каждый день – упускается время, которое потом крайне тяжело наверстывать. В это время идет мощная внутренняя работа организма и ее можно направить на восстановление или на зарастание. Как болото, которое ряской затягивается. Быстро-быстро, не успеешь оглянуться, а все заросло.
Во время травмы происходит дисгармония в работе мышц и связок. Если это большая дисгармония, то связки начинают работать как напряженные тяжи, которые удерживают сустав на своем месте. Если это просто вывих, тогда при постановке сустава на место постепенно все проходит. А вот маленькая дисгармония приводит к тому, что напряженные мышцы и связки не расслабляются, а сустав хоть и незначительно, но сдвинут со своего привычного места, и тогда возникает борьба между стремлением сустава вернуться на место и новым его положением. Связочный аппарата, который старался во время травмы удержать сустав с минимальным смещением, если он не расслабляется – начинает работать уже против возвращения тела в нормальное состояние. Возникает борьба между еще сохраненным суставом и дисгармонично работающими мышцами, и вот здесь важно помочь организму правильными движениями. А многие начинают передвигаться, именно передвигаться, думая, что они ходят. Ходьба –это правильные красивые гармоничные безболезненные движения. А передвигаясь хромая, мы приспосабливаем организм под контрактуру и двигаемся в болезни. Возникает очень серьезная задача: после травмы обязательно нужно гармонизировать работу всех мышц и связок.
Для уважающих себя автомобилистов это то же самое, что после попадания в серьезную яму или езды по плохой дороге, чтобы сохранить машину – настоятельно необходимо проверить сход и развал колес. Вот тут мы куда щепетильнее. А к своему организму относимся гораздо хуже: ну в яму упал, ну в аварии побывал – жив остался, и ладно. Пускаем все на самотек.
Борьба между суставом, мышцами и связками может закончиться по-разному: или сустав сохраняет свое положение и восстанавливает, «растягивает» связки, или травмированные связки заживают «как есть», переходя в другую стадию – рубца, спазма, идут органические изменения. И вот этот рубец, сжимаясь, тянет сустав с его места, нарушается кровообращение – считаю, что это одна из основных причин коксоартроза. Я отмечал, что в таких случаях кровоснабжение сустава очень «тонкое», и если произошла травма, оно нарушается и вовсе – сустав нарушен. Но, сделав операцию, удалив сустав, мы не восстанавливаем гармонию в работе мышц и связок: удаление одного сустава очень часто запускает патологию противоположного сустава. Мы, не останавливая локальный процесс, вовлекаем в него весь организм.
Получается, что для излечения от травмы необходимо приступать к лечению сразу же, причем дорога каждая минута – только для того, чтобы сустав разогрелся, нужно как минимум 40 минут! Только чтобы хорошенько разогреть! Важен не только разогрев, но и выработка суставной жидкости, которая смазывает и восстанавливает поврежденные поверхности внутри сустава. А тем более, когда начинают растягивать после гипса – все тело держит «больное место», контрактура и неправильное положение суставов не дают двигаться, не отпускают.
Во время травмы еще происходит ушиб мягких тканей, и это место образует «внутренний рубец», при этом часто происходит разрыв соединительной ткани, которая находится между связками, между мышцами. Травмированное место становится центром «срастания», «спаивания», а за счет стягивания заживающих тканей уменьшается подвижность, правильная иннервация, человек теряет возможность владеть суставом. При невылеченной травме поврежденные места сохраняются в спазмированном состоянии и при движении дают новые волны спазмов и, конечно боль. Внутренние, не восстановленные полностью разрывы – то, что в народе называют «жилы тянут», растягивают, даже, представьте, разрывают – чтобы пошло движение! Потому что, когда накладывают гипс, то травмированные места очень быстро срастаются между собой, становясь намного крепче и устойчивее, чем сустав, и организму при произвольном движении легче изменить форму сустава, чем разорвать эти места, где произошли сращения разрывов или ушибов. Представьте: рубцы в 5 раз крепче, чем кости!
Получается, что ты, растягивая плечо или локоть, борешься против всего тела, так как в теле сохраняется защитный стереотип, образовавшийся во время травмы, и закрепленный периодом обездвижения! Как его победить? Не победишь... А если победишь, то какой ценой и полностью ли? Так порой и остаются кривыми навсегда – вот здесь и появляются привычные вывихи, ложные суставы, патологические переломы, идет травматизация поверхности сустава, который зажат, потом суставной поверхности других соседних суставов – потому что и там суставная жидкость не вырабатывалась – они бездействовали и высохли...
Мы дважды обманываем организм: когда обрекаем его на бездействие и когда начинаем «разрабатывать» – давать большие нагрузки только на одно место, и без того ослабленное. Природа-то не знает, что мы намерены потом разрабатывать то, что сегодня жестко зафиксировали. Она адаптируется к той задаче, которую мы поставили: лежим, не шевелимся – значит, нужно все это зарастить. Травмированный сустав – это как воспаление, как ржавчина на машине: она начинает «жевать» металл, обездвиживать все подвижные детали. Коррозия – страшный приговор автомобилю. Поставить поврежденную машину на прикол – значит потерять ее. Уложив травмированного человека в постель – получается, сделать все, чтобы у него укрепился сжатый во время травмы соединительно-тканный каркас!
Природа идет на то, чтобы обездвижить его полностью. А я делаю так: восстанавливаю осторожно, потихонечку, с учетом своих возможностей, возможностей организма, все время ведя с ним диалог. Я работаю со всем телом – собираю, сдвигаю, раздвигаю, на чуть-чуть, на моем тончайшем чутье. И восстановленное таким ювелирным способом тело – лучше, чем до травмы: организм и чувствует себя лучше, и самооценка человека выше. И действительно, я многократно наблюдал и теперь абсолютно уверен: координация, готовность к действиям, реакция и подвижность, уверенность и осторожность у правильно вылеченных людей лучше, чем были у них же до травмы!
Я не отвергаю опыт других специалистов, других народов или наций – я использую элементы йоги, ци-гун, тайцзи, гимнастику австралийских аборигенов, арабские гимнастики и другие оздоровительные техники, но я не беру это полностью, как основное. Только лучшие, наиболее подходящие для моих целей элементы.
Мы уже сказали о традиционной медицине – то же самое можно сказать и об этих «новомодных» методиках: у них нет целостного подхода, они занимаются только с больным местом, они не смотрят вперед. Они «пятятся» от болезни и часто попадают в еще большую «яму». В них нет ритма, гармоничной работы конечностей и всего организма. В этих реабилитациях не учитывается работа с внутренними органами, нет работы с капиллярами.
ФИЗИОТЕРАПИЯ

Мы подходим здесь к работе физиотерапии.
Да, физиотерапия при традиционной реабилитации часто назначается.
При моем методе она не нужна. У меня идет разогрев тот, который дает живое тепло, внутреннее, тепло от рук. Я не против физиотерапии, но я бы ее применял в десятки раз реже. Почему? Потому что организм сопротивляется искусственному, если вы нагреваете – организм старается отводить тепло. При той работе, что мы ведем – организм доверяет и сам прогревает те мышцы, которые нужны.
Настоящий целитель, настоящий врач должен получить доверие организма выздоравливающего человека. Доверие тела. То, о чем Залманов говорит: «Мудрость человеческого организма». Тело обладает великой мудростью. И его нельзя обмануть – оно «видит тебя изнутри». Это как собаку или ребенка – их обмануть нельзя: они как видят – так и отвечают прямо, открыто, без хитрости. Поэтому ты можешь прийти к известному профессору – твои мозги ему поверят: получишь то, что называют в народе «сглаз» «порча», внушение, программа в голову. Его дипломам твои глаза поверят, но тело – никогда! Тело видит реальность, его не обманешь: оно будет сопротивляться, тянуть тебя прочь, просить свободы движений.

И тело с телом говорит!
На первой встрече с выздоравливающими я всегда говорю:
– Мы с вами познакомились, я понял все, что вы рассказали, а теперь я хочу поговорить с вашим телом.
И вот когда тело поверило – оно начинает поддаваться. Осторожно. Все время опасаясь. Мы же его сами замучили: привели к травме, потом отдали хирургу «на операцию», обижаем растяжками – осознанно. Да, мы хотим как лучше, но как сказал когда-то Хаджа Насреддин: «Хотели как лучше, а получается – как всегда!»
А ведь на самом деле – да! Порой и операции делают зря. Ведь не просто великий, а величайший хирург – это тот, кто делает сказочные операции, но только тогда, когда она необходима. А не просто показывает «фокусы», оттачивая мастерство – если внимательно подумать, то в операции не было необходимости, но за это время он не успел помочь другим, кому это было в самом деле жизненно важно.
Я уже говорил, что после таких мастеров, как Лазарев и Загородний – смело можно брать людей и работать. Это безупречные мастера своего дела: они собирают так, что залюбуешься рентгеновскими снимками собранных ими переломов. А вот после большинства травматологов – смотришь и видишь: там так наворочено, что лучше было до операции. И уж точно БЕЗ нее. И даже самая лучшая реабилитация бессильна, если проведена такая операция, потом наложен гипс на долгий срок – и порой исправить положение полностью уже невозможно...
Мы «вытягиваем» из существующей ситуации максимум, но порой вытянуть полностью не дают те операции, которые сделали врачи. Уж лучше бы они не вмешивались, потому что если собирать – то действительно «собирать», как ювелир, а не тяп-ляп, примитивно.
Несомненно, есть и другие очень хорошие хирурги, даже и не профессора. Часто просто практикующие врачи. Как у меня Ольга Юрьевна, которая работает в «3-й Медицине» с выздоравливающими в группах – а ведь она оперирующий хирург. Хирург, который работает, уже зная мою методику. И я, если сложный случай – то, конечно, направляю к профессорам, а когда рядовая травма – то, не сомневаясь, к ней. И я считаю, что и в районных больницах, и в небольших городах – есть по России хирурги просто «от Бога». У нас много одаренных врачей.

«Сообщество МАСТЕРОВ»
Кстати говоря, именно сейчас, когда я пишу эту книгу, хочу выразить признательность тем травматологам, которым действительно интересен результат. Они делают прекрасные операции и им хочется, чтобы этот труд был сохранен и улучшен. Если, как говорится: «врач вкладывает душу», то я готов продолжить этот результат, сохранить и улучшить его. Вот тогда пациент скажет: «Доктор, спасибо за операцию!»
Ведь хирургу, делающему операции, некогда заниматься реабилитацией – это же нужно заниматься часами! А получается так, что сделана прекрасная операция, но ее результат сходит на нет, потому что неумелый пациент без постоянного руководства испортил его. Конечно, неосознанно, не зная. Потому очень часто, да практически всегда в реабилитацию в отличие от хирургии шли троечники и двоечники. Вспоминаю слова одного врача: «Он ничего не может – пусть идет в лечебную физкультуру: там он хоть никого не угробит!» Но самое ужасное, что никому и не поможет.
У меня был вполне хороший диплом, но мне всегда хотелось реальных результатов лечения – хочу видеть, как человек оживает, распрямляется, выздоравливает на моих глазах. Это чудо, к которому никогда не привыкнешь. А те результаты, которых мне удалось на сегодня добиться – восстановление лучше, чем до травмы – действительно достойны максимальной популяризации и доступности.
И вот здесь я хочу обратиться к теме телемедицины: я хочу, чтобы выздоравливающие получали помощь из первых рук – от меня или от моих учеников под моим контролем. Потому что «ученики учеников» – это уже начало дискредитации метода. Лучше я сделаю немного, пусть они посмотрят в оригинале, если не могут посмотреть здесь, где у меня колоссальные возможности – и книги, и видеофильмы, и мои занятия, и консультации врачей, которые можно записать для себя. Эти консультации «на вес золота». Ведь для хирурга важна операция, а вот то, что он консультирует – это же огромное богатство, но врачи этого сами не оценивают. А увидев десяток или два десятка, похожих на свой, случаев и консультаций по ним, – выздоравливающий уже будет задавать совершенно конкретные вопросы, именно то, что важно уточнить ему. И он получит все 20 часов шикарной консультации.
Обычное общедоступное телевидение таких возможностей обеспечить не может. Я сам вел передачи – открытым текстом хочу сказать: на телевидении медицинских передач НЕТ! Есть реклама, но даже и она не дает достаточно информации: только «впаривание» где покупать новомодные лекарства или еще какие-нибудь средства. А ведь после медицинской передачи человек должен становиться здоровее или хотя бы понимать, что делать, как справиться самому, как себе помочь. А не где ему купить на последние, может быть, деньги, обогатив фармацевтическую компанию или оплатив ей телерекламу в той же передаче – что-то, что дай Бог, хотя бы не навредит ему. Это – чистый бизнес.
Так вот, делая свое телевидение – я лично отвечаю за все! Своей совестью. Здесь я делаю то, что даю своим близким, даю из первых рук – не испорченным и не искаженным. И здесь, отвечаю, всегда можно прийти и сказать: «Петр Александрович, почему?»
Я считаю, что в медицине ответственность врача должна быть персональной! А не консилиум, где размазывается все между всеми и не поймешь, кто виновен, если что не так. Вести все должен один врач. И реабилитацию считаю самой ответственной задачей: разговор с выздоравливающим всегда должен быть открытым, он все должен знать, нечего от него скрывать его истинное положение.
В идеале, особенно когда серьезная травма – такая как автомобильная – вести разговор должны три человека: хирург, пациент и реабилитолог. И они должны решать вопрос: что делать? Не только относительно самой операции, но и реабилитации – прогнозировать все, что будет после. А не просто один сделал операцию, а вот теперь пусть реабилитологи попотеют...
Это не просто «изыски» знаменитого врача – это в самом деле практический вопрос: когда я восстанавливался после перелома, у меня скорость была такая высокая, что нити не успевали рассосаться! Мне пришлось 2 недели ждать, чтобы они рассосались и можно было двинуться дальше. А если бы учесть – то можно было бы и раньше закончить восстановление. Нужно обязательно учитывать еще и оценку пациента – чтобы не хирург, не реабилитолог, а пациент отвечал за результат. Чтобы он понимал: кого он выбирает, понимал, какой труд здесь нужно вложить, и понимал – самое главное – что очень многое зависит от него! От его выбора, ты выбрал этого хирурга? И если операция тебя не удовлетворяет, ты сам и виноват, что выбрал не того хирурга или пожалел денег. Тогда не хирурга ругай – у тебя был выбор! Ты сам выбрал и получил то, что хотел. Есть пословица – если тебя обманули, ты в сговоре с этим человеком!
Другой момент, я считаю, что за хорошую операцию нужно платить много! Да, не копейки. Но ты получишь во много раз больше – здесь экономить губительно! Ты можешь сэкономить на той же машине, на штанах, на поездках, но не на здоровье. Ведь ты платишь не врачу – ты платишь тому, кто поможет многим людям, кто самый лучший, кто вкладывает все силы в помощь людям – тем самым ты помогаешь и другим, через него. Вот это вклад: в себя, в свое здоровье и в развитие. Настоящих хирургов ценить нужно, это настоящее достояние нации, от них зависит выздоровление тяжелобольных. Они не такие, как те, что везде бегают и создают шум... Сейчас, к сожалению, время наглых людей.
И в этой книге я хочу сказать: прежде чем доверяться в руки хирурга, нужно быть уверенным в нем! Сейчас наконец-то подходит то время, когда наглецов нужно прижимать! В конце концов, поднимитесь, достойные! Не молчите. Настоящие профессионалы не бегают, они молча делают свое дело. Есть настолько достойные люди, но у них времени нет шуметь и кричать о своих результатах. Они часто незаметны, и только пациент, который по-настоящему хочет выздороветь, их увидит и выберет. И хочу повторить: если тебе сделали плохую операцию – то виноват ты: решил сэкономить на своем здоровье, выбрав не того хирурга.
Я хочу немножко людям открыть глаза, чтобы смотрели! Когда вы выбираете травматолога или хирурга – не смотрите только на его регалии: вы зайдите в палату и узнайте у его пациентов! Посмотрите на результаты! И уж если вас оперирует лучший хирург – платите ему, потому что это человек, который вам не только здоровье сегодня, но и всю оставшуюся жизнь спас. Радуйся, что он согласился у тебя деньги взять и тебя взять на операцию. Очень часто тратятся огромные деньги на здания клиник, сверхдорогое оборудование, а о самом главном и ценном забывают. О достойных условиях жизни для настоящих врачей.

В 4-м разделе книги я дам адрес сайта и всю нужную информацию, как связаться со мной. Я искренне буду рад общению с хирургами и травматологами. Хочу сказать – не важно, какой уровень образования, где врач живет и даже врач ли он!
Я создал такой блог – «СООБЩЕСТВО МАСТЕРОВ». Это на самом деле мастера. Народные целители, те, кто, точно чувствуют, что они могут что-то дать людям. У нас уже есть принципиально новая медицина – а 3-я медицина построена на совершенно новых принципах – колоссальные возможности, на порядки выше, чем у любого другого врача. Географически полностью неограниченные возможности! Вся планета. Это не телевидение, где два идиота: пациент и врач – по сценарию какого-нибудь далекого от медицины спеца что-то бормочут...
Это все равно что видеосвязь приспособить на тележку к строителю:
– Прием! Вася, ты меня слышишь?
– Слышу!
– И видишь?
– Вижу! Во техника!!!
– А куда кирпичи вываливать?

Всякие приспособления – хороши, но они должны идти как дополнение, и ни в коем случае не как замещение врача-реабилитолога.

«Золотой йог» – Мастер йоги
Я прилежно учился и учусь все эти годы: практика в России, в других странах мира. Давно знаком с целительскими практиками Индии. Сейчас началась великолепная работа с йоговскими упражнениями – это другой уровень работы. Просто заниматься йогой – это не только не полезно, но и опасно, потому что будут тянуться здоровые ткани, а травмированные будут травмироваться еще больше и сжиматься. Здесь я занимаюсь тем, что готовлю человека, делаю зажатые места – самыми мягкими, и они тянутся еще легче, чем здоровые. При правильном выздоровлении, я заметил, последующие занятия йогой ускоряют процесс полной реабилитации. Я привлек к работе «Золотого йога», он закончил с отличием (!) Академию йоги – это вообще единичные случаи. Это Мастер! Вместе мы даем интересные результаты.
Что такое йога? Это определенная традиция в Индии, где люди часто ограничены в движении из-за высокой температуры воздуха: как заниматься делами, если температура 28–38 градусов и днем и ночью? Едят они фрукты-овощи, потому что мясо есть опасно и дорого. Есть свои традиции. Человек сидит целый день на тряпочке, и ему нечем заниматься, кроме как тянуться. И они тянутся уже тысячелетиями. У них передаются из поколение в поколение определенные растяжки, дающие высочайшие, поразительные результаты. Но тело европейца не адаптировано к таким нагрузкам, йога для нас – как для индуса русская баня... Йогой нельзя заниматься тем, кто ездит на горных лыжах, занимается игровыми видами спорта и теми, где необходима крепость суставов, скоординированость. Это должна быть очень тонкая дозировка: растянуть, но не ослабить. Здесь я сочетаю то, что, казалось бы, не сочетаемо: восточные гимнастики, костоправство, йогу, свою авторскую методику – и вот тогда результаты умножаются.

ВОЛШЕБНАЯ ПОВЯЗКА

В некоторых случаях, особенно когда нужна живая фиксация, мы применяем специальные повязки. В них я собрал и вложил опыт многих целителей – это травы и специальные вещества, которые улучшают сращение, снимают боль, снимают отек, улучшают кровообращение. Эти повязки применяются определенным способом – бинтованием, которое взято из опыта военных хирургов. Оно дает возможность постепенно собирать осколки. А поскольку бинт меняется каждые день–два, восстановление идет следом за изменениями поврежденной конечности.
Это невозможно в гипсе: его наложили, а через день–два спал отек, наступила атрофия мышц – внутри гипса нога начинает болтаться и настоящей фиксации нет! А вот сменная через день–два повязка идет, как живая, следом за изменениями, и осторожно собирает, восстанавливает движение. Часто в такой повязке происходит специфический щелчок – раз, щелк: это восстановился подвывих. Сустав встал на место, и если это нога – человеку становится намного легче ходить. И получается, что эта повязка фиксирует еще лучше те места, где есть перелом без смещения, где есть операция и гипс накладывать не нужно, но желательно дополнительно укрепить ногу и поврежденное место. «Волшебные повязки» дают уникальную возможность добиться прекрасных результатов выздоровления.
Это действительно живые повязки.
Повязка, пропитанная специальными составами, полужесткая – она уютна для ноги! Это важно, потому что сейчас применяют уже не только гипс, а искусственные пластиковые вещи. Их достоинство в том, что в них можно купаться. Но на самом деле они помогают еще меньше, чем гипс, потому что они настолько жесткие и очень твердые. Я подчеркиваю: в некоторых случаях гипс совершенно необходим! Или та же пластиковая фиксация. Но нужен избирательный поход, чего, к сожалению, в традиционной медицине на сегодняшний день не наблюдается.
Полагаю, именно из-за сформировавшегося лечения части тела, болезни, а не человека. Лечение человека возможно только при создании особой целостной атмосферы, направленной на выздоровление. Для полноценной реабилитации важен и психологический момент.
Автомобильная травма – это сильнейшая психотравма, и вот тут важно, чтобы человек не столько начинал активные движения, сколько попадал в особое состояние выздоровления.


ОСОБОЕ СОСТОЯНИЕ ВЫЗДОРОВЛЕНИЯ
Сам врач должен создавать атмосферу уверенности в выздоровлении. Врач-реабилитолог должен так организовать работу, чтобы каждый выздоравливающий становился его помощником, учеником и врачом самому себе. Чтобы достижения или ошибки каждого становились уроками для всех.
Когда человек впервые попал в зал, где проходят занятия, он должен сразу ощутить атмосферу выздоровления. Он пришел, или его еще привели – у него все ноет и, может быть, даже болит, но работа кипит, люди двигаются. При моем целостном подходе, как вы уже поняли, важно, чтобы выздоравливающий тянул за собой того, кто только что пришел, и ему в первую минуту нужны не упражнения, а моральная и духовная поддержка.
И письма выздоровевших я публикую в этой книге не для того, чтобы показать: какой я хороший, нет – для того чтобы человек поверил: выздоровление возможно! Это нормально. Есть те, кто справился полностью и даже получил сверх того, что имел до травмы. И для этого же я делаю Третью медицину. Ведь сколько разбивается и попадает под машины в год! Сколько оказывается прикованными к кровати... Вот здесь как раз прелесть Интернета – его масштабные возможности. Возможность для человека в любой точке земного шара оказаться в коллективе, где он будет активно участвовать в работе на свое выздоровление. Подробнее о третьей медицине я расскажу в 4-й части, которая так и называется: «3-я медицина».
Чтобы понять человека, нужно побольше о нем узнать. Чтобы не повторять биографические «корни» моего метода – возьмем два довольно удачных газетных материала: один обо мне, а другой о моем уважаемом коллеге и товарище.


МОИ ИНСТИТУТЫ

Моя жизнь, на 70% состоящая из учебы и работы, меня научила, что за все надо платить. Ехать за тысячи километров, чтобы познакомиться с какой-то очередной методикой. А чтобы билет купить, бывало, сдавал свою кровь. Последние деньги отдавал за то, чтобы интересующий меня врач или целитель ответил на мои вопросы или взял в ученики. И считаю, что это правильно.
Когда ты берешься помогать другим – уже не получишь поблажек. На тебя возложат еще больше нагрузок. Ты не можешь хныкать. Должен зарабатывать деньги. Ставить новые цели и достигать их. Но это и есть полноценная жизнь!
Я, сколько себя помню, хотел быть врачом. У меня мама совершенно уникальный врач. Она вышла замуж за отца, когда он был инвалидом первой группы. В таком состоянии он вернулся после войны. Но она сумела его полностью восстановить. Инвалидность с отца была снята. Пример мамы всегда вдохновлял меня. Когда я окончил институт, то был поражен, чем занимаются наши врачи. Они, оказывается, являются чем-то вроде «писаря» рецептов. Меня это не устраивало. Я хотел работать с удовольствием, уверенно, с результатами. Хотелось, чтобы от личности врача, его способностей и возможностей зависело выздоровление. Чтобы именно врач был самым лучшим диагностом и лекарством, а приборы помогали ему.
После окончания института был и участковым терапевтом, три года сельским врачом, научным сотрудником Института рефлексотерапии. И везде учился.
Мне очень интересно жить и работать. У меня масса планов. Мечтаю создать Академию гимнастики и массажа и лучший центр по реабилитации травм. А еще медцентр для артистов балета. По существу, это брошенные люди. Сложилась парадоксальная ситуация: наш балет лучший в мире, но лучшие в мире артисты практически лишены помощи специалистов и нередко заканчивают свою карьеру совершенно больными людьми. По-моему, мы неправильно распоряжаемся своим национальным богатством.
Например, чтобы быть артистом балета, и не обязательно солистом, надо упорно работать всю жизнь. Такова цена подлинного искусства. Но многим людям хочется верить, что всего можно достигнуть играючи. Поэтому передача «Фабрика звезд», где за несколько недель из молодого человека обещают сделать звезду, так и популярна.
Почему таким успехом пользуются самые разные лотереи, от «Поля чудес» до «МММ»? Потому что все они предлагают не работу, а выигрыш. Халяву! Вот что является сейчас пределом мечтаний для самых широких масс населения.
А как многие люди понимают здоровье? Чтобы ничего не болело, и не было проблем, а о себе слышать хочется только хорошее. Когда я на своих занятиях говорил, что таких людей полно, всегда встречал живейший интерес: где же, где такие люди? Они все на кладбище. У них ничего не болит, нет проблем, и о покойниках грех говорить плохо. Но что, однако, получается? Люди не смерти боятся, а жизни. Человек даже заболевает нередко потому, что ему это выгодно. Он становится объектом жалости окружающих, повышенного внимания, заботы... Вот почему для успешного лечения так важно, чтобы человек захотел быть по-настоящему здоровым, понял, чего он хочет от жизни, что должен изменить в своей психологии.
Понятно, что универсального способа, как стать здоровым, – не существует. Лучше всего, чтобы рядом с тобой был не просто врач, а наставник. Увы, так складывается далеко не всегда. И большинство людей все равно будут хвататься за самые разные методики, чтобы хотя бы облегчить себе жизнь. Но можно ли человеку, не обремененному медицинскими познаниями, отличить зерна от плевел?
В каждой стране есть традиции, настоящие, глубокие, проверенные столетиями. Вот им и можно доверять. Они связаны с религией, климатом, ментальностью. Отказаться, например, от потребления мяса в Якутии все равно, что в Индии открыть русские бани. Есть, наконец, ходьба, бег, плаванье и масса других вещей, которые могут помочь человеку жить. Но не надо бросаться в крайности. Надо, опираясь на традиции, найти свое. Для этого внимательно слушать свой организм. Учиться анализировать самые незначительные ощущения. Если почувствовали дискомфорт во время занятий тем же спортом, надо, прежде чем их продолжать, ответить на вопрос – почему он возник. Возможно, вы пошли не тем путем.
Надо помнить, что здоровье имеет разные уровни. Есть здоровье пенсионера и балерины, ребенка и мужчины... И, ставя перед собой задачи оздоровления, стоит учитывать общее состояние своего организма, возраст, профессию... Все это я называю целостным подходом к здоровью.
Однажды мне позвонил человек и сказал, что у него болит почка, а все остальное здорово. Я ему предложил оставаться на работе, а мне прислать только почку. Не могут отдельно болеть суставы, сердце или что-то еще. Любое заболевание – это проявление целостного состояния организма. Соответственно всем организмом надо и заниматься.
В наше время стали модны экстрасенсы, энергетические защиты. Интересно, что есть такие врачи, которые жалуются, дескать, у них нет защиты от пациентов. Да какая может быть защита! Врач, как и любой человек, должен оставаться уязвимым. Тогда он будет чувствовать чужую боль и адекватно на нее реагировать. Не зря есть выражение – у врача должен быть орлиный взгляд, холодная голова и руки девушки.
Врач должен умирать с каждым своим пациентом. И после каждого пациента возрождаться. Потому что, если врач «умер», значит, он жил, а если не умирает, значит, он и не живет.
Из текста интервью, данного мной Наталье Кузиной из газеты «Московская среда»


РУЧНАЯ РАБОТА

У меня как раз сегодня на занятиях был строитель, он меня уже замучил:
– Петр Александрович, а как вы относитесь к массажу?
– А как насчет стройки дома там, у вас в Сибири?
– Из чего строить? Какой?
– Вот! А ты задаешь вопрос: что значит массаж? Да массажем можно угробить, а можно спасти. Ты вопрос задавай: а как вот этот специалист? Как вот такой вид массажа? То есть должна быть конкретика в вопросе. То же самое о хирургах: есть такие, к которым лучше не попадать, а есть лучшие, о которых я говорю только хвалебные слова – и этих похвал еще мало! А вот обсуждать «в целом» – это просто не конкретная болтовня. Как говорить, например, в целом о легковых машинах... Ведь есть машины, которые и не машины-то совсем!
Массажи назначают через определенное время, когда развилась контрактура и у человека все, что нужно и даже не нужно, – срослось. То, что я делаю – совсем не массаж, это скорее взаимодействие с выздоравливающим человеком, легкая диагностика, знакомство и снятие страха с мышц и костей – много процессов запускаются в этот момент. Это очень важно. Следующее, я не могу говорить ни «за», ни «против» – все зависит от конкретной ситуации. То же самое, что и со всеми другими вспомогательными методами лечения. Одно «золотое правило» – диагностика должна идти все время параллельно. Ни в коем случае нельзя делать через боль, или терпеть боль, обезболивающих вообще мои выздоравливающие не применяют, и так должно быть все нормально – мы здесь за этим следим: за их самочувствием, чтобы они не перегружали себя.


Запомните: НИКОГДА ПРИ ПРАВИЛЬНО ВОССТАНОВЛЕННОЙ АВТОТРАВМЕ НИКАКИХ СИЛЬНЫХ БОЛЕЙ НЕ БЫВАЕТ.


Если есть боль – значит, что-то недоделано! Что-то не на месте. И терпеть это ни в коем случае нельзя! Под гипсом ли вне гипса – необходимо решать проблему, чтобы боль обязательно ушла. Отек или воспаление – нельзя терпеть, потому что это означает только одно: организм пытается приспособиться к неразрешимой проблеме. И когда хирург успокаивает:
– Да поболит и пройдет!
Ложь! Будут проблемы еще большие.
То же самое головные боли и головокружения – они должны проходить в течение максимум 2–3 недель! Если, конечно, эта травма не была связана с травмой самого черепа. И если видимой причины нет, а головная боль не проходит, особенно после автомобильной травмы – все, значит проблема глубже: подвывих в области перехода шеи в голову, т.е. атланто-окцепитальном сочленении – где-то что-то не так. Боль – это сигнал проблемы. То же самое и с внутренними органами.
Изучив и продолжая изучать очень много школ, я иду и по классическим, и восточным, и западным, и скандинавским массажам, и по латиноамерикан-ским способам и приемам. Но что иметь в виду под этим словом: массаж? Например, я делаю массаж в первые же дни, но это не массаж. Это тонкая диагностика, гораздо более нежное прощупывание, чем делает любой травматолог: просто прощупать осторожно кожу, мышцы, подкожную клетчатку, связки, почувствовать косточки. Это прощупывание дает какое-то успокоение, отпускает, где-то даже собирает косточки. Следующий этап, когда уже немного подживает травма – идет другое действие.

Школа массажа
Я, кстати, открываю сейчас свою школу массажа, в которой собран опыт многих народов – все лучшее. Но в то же время это совершенно другое – в зависимости от обстоятельств, в зависимости от места массажист должен осторожно «входить» в ситуацию, подходить к пациенту, «входить», «погружаться» в травму, издали, постепенно: например, если повреждена нога – нужно начинать с шеи! И наоборот. Подходить мягко-мягко и настолько близко к травмированному месту, насколько тебя пускает тело – настолько близко, чтобы ты чувствовал, что еще чуть-чуть и ты можешь навредить, но не подойдя вплотную к этой грани – не получишь результат. Есть тончайшее место, где ты можешь добиться большого успеха в лечении.
У каждого народа есть свои традиции массажа и уникальные приемы. Я не отметил, что использую еще и китайскую, индийскую, турецкую школы. Кстати, есть потрясающие приемы массажа, который делают чукчи. Фантастические! Причем у них еще есть приспособления – деревянные сучки в виде согнутых пальцев. Мне привезли интереснейший прибор для массажа позвоночника! Ведь чукчи – кочевники, живут в экстремальных условиях, и с собой они возят только самое необходимое. Завалило снегом одно древнее поселение, и при раскопках там нашли любопытное приспособление, решили, что это что-то медицинское, отдали мне. Когда я попробовал его в работе – понял, что это уникальный прибор для лечения позвоночника! Фантастика! Эта простая на вид вещь сделана из сучка по форме руки или вилочки. Невероятные знания были у наших предков, и жаль, что не все дошли до нас. Но жить только опытом прошлого – нельзя. Все прошлое было чьим-то настоящим: кто-то все это открыл. Зная уже открытое, можно смело идти дальше!
Мне нравится работа очень осторожная и в то же время уверенная. Тогда, когда ты мобилизуешь все свое чутье, внимание, опыт, когда ты работаешь и весь находишься здесь. Когда ты понимаешь, что не сделав что-то, – оставишь процесс таким же как был – приложишь больше чем надо усилий – можешь нарушить, навредить. И вот здесь, чувствуя и балансируя на этой грани уверенного действия, приходится работать самому – заниматься многими, казалось бы, посторонними вещами – и музыкой, и искусством, да и другими способами, развивающими личность, о которых я даже не хотел бы говорить здесь – это глубоко индивидуальные занятия. Может, в конце книги и откроюсь, посмотрим, как пойдет.
Но это дает действительно колоссальный результат, потому что, собирая и растягивая пациента, ты должен сам потом компенсировать это работой над собой, чтобы затем помогать другим еще лучше. Эта работа действительно доставляет огромное внутреннее удовольствие, но это ТРУД. И он не чисто физический, тут еще немало компонентов, о которых в этой книге, посвященной именно автомобильным травмам, – рассуждать, думаю, неуместно.

Следующее, что важно, – я очень редко встречал массажистов даже просто высокого уровня, не высочайшего. Класс можно определить прежде всего по тому, как он работает – руки у него должны быть очень чувствительными и в то же время очень сильными, а чтобы они таковыми стали, нужно много потрудиться. Все тело должно работать так, чтобы нигде не было напряжения. Возникает напряжение в плечах – все: чувствительность потеряна. Надо смотреть на человека, что он из себя представляет. Если он устает – это не правильно: массажист не должен уставать. В правильном взаимодействии идет общение, как разговор между людьми, где массажист должен повести тело пациента за собой, направить его к выздоровлению.
Мастер массажа – это особый дар
Массажист-мастер – это как великий музыкант или танцор – а сколько их? Мы же не говорим: «Сходить на балет...» – это на дискотеку сходить можно, там все дергаются одинаково. Но ходим мы на кого-то конкретного посмотреть и именно кого-то послушать! Мастеров, особенно великих – единицы в мире. То, что я делаю, это уже нельзя назвать только массажем, это специальная техника: это как «попса» и оперные певцы. А я себя уверенно отношу к оперным певцам или артистам балета высочайшего уровня, потому что принципы работы – те же. А сколько таких мастеров? Ведь одновременно в моей работе есть и наука – высшая математика, философия и логика.
Здесь идет штучная работа и живая, так сказать, «ручная работа», как на особенных вещах в этикетках пишут: эксклюзив.
Когда говорят: «Золотые руки» – имеют в виду мозги и душу! Поэтому я еще раз подчеркиваю: сильно сделать – это не работа, сделать легко – тоже не работа, а грань определяется головой и сердцем. Поэтому я всегда смотрю: имеет ли право человек помогать людям, лечить или тем более учить другого.
Так же, как мы выбираем детям учителей, – вот у него диплом, образование... Это не показатели! Что ты из себя представляешь? Чего ты добился в жизни великого? Учитель, вообще, это очень серьезно, так же, как серьезная разница между ликбезом и образованием. Найти Учителя в каком-то деле – это редкое счастье. Могу с гордостью и радостью сказать: мне в жизни очень повезло на Учителей! У меня их было несколько, но об этом уместнее будет написать отдельно: Учителя достойны отдельной книги.
А для постоянного и активного общения с «Золотым запасом цивилизации» и чтобы дать возможность всем способным воспринять самые высокие уроки – в Интернете я создал свой блог «Сообщество мастеров».
Уже говорил, что именно этой книгой я его презентую в первый раз.
Конечно же, я не хочу, чтобы там у меня был «мусор». Поэтому приглашаю только тех, кто САМ знает, что он Мастер! Учитель, врач, артист балета, певец, художник в любой области, если он мастер и чувствует, что он – мастер. Но мастера общаются по-другому: это не «тусовка». Тусовка – это в другом месте, то, что шумит, что ярко сверкает и прочее, как фейерверк, но это совершенно иное. Здесь ты можешь поделиться только тем, что тебе дорого далось, когда ты знаешь цену опыту – Мастер знает, что это такое! Когда ты за это столько отдал, какого труда, самоотдачи, страданий, ударов судьбы, жертв это стоило...

ПРИТЧА О ЗОНТИКЕ
Два восточных Мастера собрались выяснить, кто из них ДОСТОЙНЕЙШИЙ.
На улице шел дождь, и Мастер-гость вошел с зонтом. Он разулся, поставил свой зонт обтекать у стены и вошел в комнату, где его ожидал Мастер-хозяин дома. Совершив положенное его сану и сану уважаемого хозяина количество поклонов и приветственных славословий, Мастер-гость замолчал.
– Скажите, почтеннейший, а с какой стороны от ваших калош вы поставили ваш зонт? – спросил Мастер-хозяин дома.
– ..., – Мастер-гость наморщил лоб.
Он не вспомнил ТОГО мгновения, когда снимал калоши. В тот момент он продумывал каверзные вопросы, которые мог бы задать ему Мастер-хозяин дома, он не был в реальности – он променял ее на будущее... И конечно же проиграл... Он был посрамлен таким простым вопросом... Годы, десятилетия постов, медитаций, сложнейших упражнений и сосредоточенной подготовки прошли впустую – он не ДОСТОЙНЕЙШИЙ...
Мастер-гость начал церемонию прощания.
Совершив положенное его сану и сану хозяина дома количество поклонов и славословий, он развернулся и с почтением покинул дом ДОСТОЙНЕЙШЕГО Мастера.


СООБЩЕСТВО МАСТЕРОВ
Это просто фантастика, но это мой бриллиантик, который я сделал.
Моя цель не создать – потому что оно уже создано, а открыть и предъявить миру.
Я хочу сделать самый лучший в мире реабилитационный центр, где будет собран опыт многих стран и нардов, классических и народных методов. Тем более что Россия – место пересечения, где много традиций и много культур, национальностей, разных природных мест – леса, поля, горы, пустыни, моря, реки, озера и всего самого разного... У меня уже есть опыт, когда я могу отличить Мастера от жулика или шарлатана или разглядеть середнячка, делающего вид Мастера.
Мне уже не интересен средний уровень. Мне интересен самый высокий. Когда люди предлагают не фокусы или случайности: кто-то может громко кричать, а кто-то поет в опере – это абсолютно разные вещи. Дикари, говорят, умеют криком убивать дичь! Мне нравится действительно мастерство, а не патология, как у новоявленных «экстрасенсов» – смотришь на них и думаешь: или в психушку, или в тюрьму...
Мне нравится общаться с достойными Мастерами – бизнеса, искусства, политики. Мастер, даже если он плотник или кузнец – только тогда, когда он овладел своим ремеслом и по-настоящему знает, что он делает. И не голого короля... Впрочем, это был и не портной, получается – это уже был мастер политики!

МОЙ МАССАЖ
Из беседы с Натальей Кузиной для газеты «Московская среда».

– Не могу вас не спросить, как вам удается делать невозможное, иногда одними руками, снимая массажем многолетнюю боль в позвоночнике?
– Я много лет работал над собой. Стремился стать своего рода прибором, чтобы четко представлять состояние организма пациента, и инструментом, который бы эффективно боролся с заболеваниями. И во многом мне это удалось. Я пальцами тренирую мышцы и связки пациента, и они сами начинают осторожно двигаться на свое место. Тем самым оптимизируется работа и всего организма.
– В своей деятельности вы придерживаетесь каких-то определенных направлений медицины?
– Мы привыкли делить медицину на восточную, западную, народную, официальную... На самом деле в какой-то маленькой точечке сходятся все ее направления. Я называю это Третьей медициной. Она концентрирует достижения, независимо от их происхождения.
Такой подход вообще органичен России. Ведь наша страна находится на пересечении Востока, Запада, Ближнего Востока. Мы как бы нигде и среди всех. Сам я долгие годы собирал те лечебные методики, которые давали уникальные результаты. Учился у многих народных целителей и врачей. Набрал огромный опыт. А лет 15 назад стал объединять его в целостную систему. В нее вошло то, что давало положительный эффект, будь это психология, дыхательная гимнастика, диетология, гомеопатия, массаж, гимнастика, лекарства, травы или лечебная верховая езда...
– Среди народных целителей много настоящих?
– Мастеров всегда и везде мало. И народная медицина не исключение. Среди ее представителей есть и жулики, и просто больные люди. Очень много экстрасенсов. Случается, стукнуло кого-то током, после чего он стал утверждать, что видит внутренние органы. Я вот не страдаю таким ясновидением. У меня есть язык, с помощью которого и задаю пациенту все необходимые вопросы. По-моему, это нормально. А что такое экстрасенс? Это сверхчувствительный человек. Таких сейчас, кстати, очень много: у кого-то слезятся глаза от света, кто-то остро реагирует на запахи...
Чувствительность обязательно должна быть, но заработанная трудом, учебой, специальными тренировками, являющаяся продолжением твоего мастерства. Чувствительность должна управляться и подчиняться тебе – тогда это в пределах нормы. А переходит грань, это уже болезнь. Тем не менее сверхчувствительные люди чаще всего считают себя особенными, уникальными... Некоторые становятся экстрасенсами. Начинают лечить людей, давать советы, воскрешать мертвых, соединять семьи, улучшать бизнес. Кто-то делает это довольно успешно. А есть правило: больной человек, да к тому же не имеющий знаний, никого не может вылечить. Он дает тем, кто ищет легкого пути, успокоение и самообман.
Если бы от меня что-то зависело, то я разрешил бы целителям заниматься врачебной практикой только после окончания медицинского института или хотя бы училища. Только знания в сочетании с интуицией позволяют человеку работать с хорошим результатом и развиваться. Возьмите живопись Леонардо да Винчи. Свои картины он писал, основываясь на знании анатомии, точном расчете композиции, ракурса... А в результате – шедевр. Именно по картинам Леонардо можно говорить о фракталах – самом последнем достижении математики, философии и программирования. Так происходит в любом деле.
Мастер – это человек, обладающий большими знаниями, на основе которых у него и появились чутье, интуиция. Впрочем, пришло, думаю время поближе познакомить вас, мои терпеливые читатели, с моим собственным уникальным методом излечения и оздоровления – с мгновенно ставшей популярной «3-й медициной».
ИЗ КНИГИ ОТЗЫВОВ
Борис Шульмейстер.
Гонщик. Пациент. Вывих голеностопного сустава.
Или повесть о том, как мы с Петром Александровичем выиграли гонки.

Накануне соревнований я играл в волейбол. Это я не отменяю никогда, это дело святое, и вот во время игры я упал, на меня упал мой партнер по команде, при падении нога подвернулась, раздался хруст, появилась острая боль, видимо, я на миг потерял сознание, затем сильное головокружение, тошнота, нога стала в два раза толще здоровой. В травмпункте мне сделали снимок, поставили диагноз «подвывих голеностопного сустава» и собирались наложить гипс. Естественно, предписывался покой как минимум в течение двух недель, и ни о каких предстоящих соревнованиях не могло быть и речи. Тогда я вспомнил о своем друге, автогонщике Олеге Кисельмане, который разбил машину на скорости 250 км/час, у него была серьезная травма ноги, и которого за неделю поставил на ноги в прямом смысле этого слова доктор Попов. И я позвонил доктору. После этого я отказался от гипса. Врач из травмпункта сделал мне крепкую повязку, предоставил заботу о своем здоровье мне самому и отпустил с богом.
Следующим утром я был у Петра Александровича. В результате 2-часового лечения, включавшего и массаж, и упражнения, и повязку, которая, как я понял, и обезболивает, и фиксирует, и гармонизирует движение мышц, и даже выполняет функцию тренажера, я смог встать на обе ноги и передвигаться. Танцевать, конечно, еще не мог, но участвовал в тренировке и показал первый результат в заезде из 11 машин.
Потом был еще один, вечерний сеанс оздоровления у доктора Попова, и на следующий день я, при, скажем так, несколько ограниченных способностях опорно-двигательного аппарата занял второе место на соревнованиях и был, как сказал позднее Петр Александрович, «не чемпионом, а победителем». В честь этой победы я вручил кубок Петру Александровичу. Это была наша с ним победа!

IV часть ТРЕТЬЯ МЕДИЦИНА Ошибка! Источник ссылки не найден.

ЛЮБЯЩИЕ СЕБЯ – ЛУЧШИЕ ПАЦИЕНТЫ

«Лицо директора гостиницы искажала гримаса боли. Два месяца назад он получил тяжелую травму ноги в Швейцарии, катаясь на горных лыжах. Врачи помогли, чем могли. Но как минимум полгода он был обречен ходить ни костылях. Однако хозяину отеля невероятно повезло. В гостинице поселился врач из России Петр Попов. Он не имел права практиковать, но ему стало жалко беднягу. Он помог господину Хайрену. Через два дня тот оставил костыли, а через неделю почувствовал себя лучше, чем до болезни. Врачи были поражены. Господина Попова пригласили выступить на телевидении, где он рассказал о чудесных методах, которыми пользуется для излечения больных».

Об этом написала в номере за 10 июля 1992 года голландская газета «Везер монг»
Я, признаться, затрудняюсь определить, к какому направлению современной медицины следует отнести то, чем занимается Попов. Не зря его методика получила точное название «3-я медицина».
В «целительном инструментарии» молодого интеллигентного врача мануальная терапия, иглотерапия, физиотерапия, гимнастика, саморегуляция, гомеопатия, различные виды закаливания, голодания, питания, массажа, лечение травами и даже верховой ездой.
Как медик Петр Александрович разделяет людей на три категории. К первой относятся те, кто хорошо владеет своим телом, душой, здоровьем (отшельники, йоги, мастера китайских гимнастик, истинные священники). Они не достигают служебных и творческих вершин, не стремятся к ним и практически не нуждаются во внешней медицинской помощи даже в экстремальных ситуациях.
Вторая категория – люди, которые не интересуются ни своим нравственным, ни физическим здоровьем. Таких, к сожалению, много, и в этом беда современного общества. Они крайне тяжело поддаются лечению, ибо человека, даже тяжело больного, лечит прежде всего дух. Без этой субстанции тело способно только к саморазложению и не способно к самовосстановлению.
К третьей категории Попов относит людей, для которых самое важное – работа: ученые, бизнесмены, политики, артисты, писатели, журналисты, музыканты, художники, руководители предприятий. Они, как правило, в увлечении делом забывают о своем теле, не чувствуя потребностей организма. Для доктора Попова именно этот контингент – самый близкий. Его лечение для них – сделаться отшельниками на один-два часа в день, чтобы полностью восстановить здоровье за счет саморегуляции организма.
– Я еще в институте задумывался: почему животные, заболевая, выбирают строго определенные травы, почему собаки едят именно пырей, почему беременные женщины грызут мел? С годами утверждался в мысли, что в каждом человеке есть внутренняя информация, чтобы помочь самому себе. Но как ее разбудить?
После института Попов работал несколько лет участковым терапевтом, невропатологом, научным сотрудником в Институте рефлексотерапии. Попов сам находил себе учителей. Если начинал лечить и не помогал человеку, ему помогал другой доктор или народный целитель – ехал к ним и учился. Лазил по болотам в поисках жучков для препарата «Стимулин», сдавал кровь, чтобы съездить к очередному чудо-доктору, о котором молва рассказывала невероятное (например, к костоправу Касьяну, к бабе Наде из Бельц), сам шел пациентом к мастерам по прижиганию. Брал самые драгоценные, самые надежные, быстро и стабильно действующие методы. А в итоге освоил более 60 различных специализаций официальных и народных, в том числе опыт медицины Востока и восточных гимнастик. Врачует команду Москвы по го-шу (восточное единоборство). Команда недавно возвратилась из Тайваня с целым багажом призовых наград.
В 1986 году, одним из первых в Москве, Попов занялся частной практикой. Сейчас он возглавляет медицинское предприятие «Грин».
А.Н., заместитель министра одного из министерств России:
– В 1991 году у меня воспалился седалищный нерв. Лечился во многих клиниках, в том числе в «кремлевке», в правительственной клинике в Барвихе, у частников. Ничто не помогало. Пришлось взять в руки палочку. Случайно узнал о докторе, который лечит с применением элементов тибетской медицины. Пошел к нему. Без всякой надежды. Что меня поразило – это уверенность, которую он сразу передал мне: «Вы излечитесь. Ваша болезнь вас покинет». Начал лечить с обычного – с мануальной терапии. Не слишком помогло. Перешел на прижигание тибетскими травами. Ставил 24 свечки на больных нервах. Поджигал их, приятно пахло, запах впитывался в кожу, но больно жгло. Приходилось терпеть. Через месяц лечения я выбросил палку, вообще отказался от нее. И по сей день ничего не беспокоит. Работаю в полную силу.
В его методах, считает Попов, на самом деле нет ничего сверхъестественного.
– На сеансах различных целителей происходят нередко чудеса исцеления. Я постарался изучить и собрать те ощущения, которые испытывает человек во время сеансов, и создать систему выздоровления. То есть подошел к проблеме с другой стороны – не через таинства целителя, а через человеческие ощущения. Реально и четко управляя состоянием человека, я достигаю заранее рассчитанных результатов, планирую даже сроки выздоровления. Для больного всегда важно, что доктор абсолютно уверен в положительном результате.
Попову нравится лечить людей, у которых есть цель в жизни. Как правило, для таких людей болезнь – причина, которая мешает достичь цели. Комплекс методик, разработанных им, дает почувствовать человеку, что он очень сильный, красивый и в чем-то превосходит всех остальных.
– Мы привыкли к заповеди «возлюби ближнего своего». Но часто забываем ее продолжение: как самого себя. Не полюбив себя, человек не сможет любить других. Я пытаюсь разбудить в пациенте и заставить работать его суперцентр, который посылает благотворные импульсы по всему организму. А уже потом использую на подготовленном и взрыхленном поле чисто медицинский инструментарий. При этом не назначаю специальные диеты и упражнения, организм человека сам начинает в процессе самоизлечения выбирать то, что нужно. Ведь в жизни так и бывает на работе, в семье мы делаем многое на «автомате», автопилоте. Но почему же, когда речь заходит о самовосстановлении, должны ориентироваться на то, что кто-то сказал. Существует множество теорий-панацей от хворей, противоречащих друг другу. И человек мечется, потому что слышал, что кому-то это помогло. Да, иногда действительно помогает и везет, как в розыгрыше лотерей. Мой же принцип: надо самому больному найти причину болезни, почувствовать и понять, что надо сделать, чтобы избавиться от нее.
А.С., сотрудник торгового представительства в Греции:
– В 21 год, еще будучи студентом, я получил сложную травму от удара тяжелым предметом. Многие годы страдал хроническим радикулитом. Каждый раз, когда становился к умывальнику или нагибался, чтобы зашнуровать обувь, чувствовал резкую боль в шее. Пришлось бросить геологию, уйти в чиновники. Изъездил множество санаториев, клиник, грязелечебниц Союза. Никто помочь не мог. Случайно в Греции познакомился с доктором Поповым. Ему оставалось несколько дней до отъезда. «Я вам гарантирую, что на два месяца вы забудете о своих болях», – сказал он. За три дня он в самом деле сумел снять боль. Я оказался как в полете. Не чувствовал действительно никакой боли. И не два, а восемь месяцев. Вернувшись в Москву, еще раз обратился к Петру Александровичу. И я напрочь забыл о своей мучительной боли».
– Я считаю, что каждый человек достоин своей болезни. Она посылается ему извне только для двух целей: как испытание воли или как способ уйти в иной мир.
Самоисцеляясь у Попова, человек получает уверенность, что он может сам помочь себе в будущем.
Авторы: В. Аршинов, А. Малый


ИСПЫТАНО НА СЕБЕ

Практика – критерий познания: хрестоматийная истина. А кроме того, лакмусовая бумажка, позволяющая эффективно проверить действенность любых теорий и систем. Именно таким образом я и сумел подтвердить жизненность и успешность своей методики, представляющей собой некий симбиоз наиболее универсальных «рецептов» исцеления, в течение долгого времени собираемых мною буквально с миру по нитке. И произошло это в Голландии, где мне удалось быстро поставить на ноги довольно известного в этой стране человека, которому тамошние травматологи предсказывали для начала как минимум полгода жизни на костылях, а впоследствии – инвалидность. Честно признаюсь, результаты лечения поразили не только пациента и его врачей, но и меня! Что, впрочем, вполне понятно: через десять дней этот человек «забросил» костыли, а спустя две недели уже вышел на работу.
Сразу же после этого меня пригласили в Центр олимпийской подготовки под Амхемом. Затем я некоторое время работал с тяжелобольными в Италии, Германии, Греции, Индии: приходили люди с серьезными травмами, в том числе и после автомобильных аварий, с неутешительными, как им прогнозировали, перспективами, а уже через короткое время снова садились за руль, возвращались в свои офисы, на теннисные корты и плавательные дорожки.
Мне очень приятно работать с людьми, которым нужно здоровье.
Некоторое время тому назад я взял под свою «опеку» артистов балета театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Так вот, один из ведущих солистов, Владимир Григорьев, получил серьезную травму, когда ему на колено «вспорхнула» партнерша. Вместо гастролей, которые должны были начаться через две недели, Владимиру предстояла сложная операция. Но мы успели (я намеренно говорю «мы», имея в виду активное участие самого пациента), и он вместе с труппой отправился в гастрольную поездку.
Столь же быстро восстановил я после травмы и свою супругу – Наталью Огневу, одну из звезд российского балета, любимицу английской публики, лауреата международных конкурсов. Она дважды перенесла разрыв ахиллова сухожилья в одном и том же месте, прошла через две операции и вынуждена была на два года забыть о театре. Врачи так и сказали ей откровенно: вашей артистической карьере пришел конец; дескать, ходить вы будете, но от хромоты избавиться не удастся. А где вы видели хромающую балерину? После проведенного курса лечения по моей методике Наталья поехала на международный фестиваль в Таиланд, где блестяще исполнила ведущую партию.
А два года назад (помните, я говорил: никто не застрахован?) жизнь и мне подставила подножку (а может, «заработал» испытание) – я получил серьезную травму локтя: перелом лучевой кости, разрыв связок. А локтевой сустав, следует заметить, – действительно один из самых «капризных» в организме. Операцию в ЦИТО провел Анатолий Федорович Лазарев, один из лучших хирургов Центра и, как врач врачу, чистосердечно признался: шансов на то, что рука будет нормально работать, практически нет. Два месяца, по его словам, предстояло провести в гипсе, затем еще четыре посвятить аккуратной и очень осторожной «разработке» руки, ну а потом в течение года выполнять нехитрую гимнастику, чтобы хотя бы частично вернуть руке былую функциональность. Но о мануальной терапии, которой я занимался, мне посоветовали забыть. Раз и навсегда. Таким был суровый медицинский приговор, казалось бы, не подлежащий обжалованию.
И когда через две недели (!) я пришел к своему доктору без гипса и показал все, что я могу делать еще не так давно изуродованной рукой, он, не скрывая изумления, сказал: «Если бы не я делал тебе операцию, никогда бы не поверил, что такое возможно».
Остается напомнить, как я уже говорил выше, – эта рука сегодня куда функциональнее, нежели здоровая. Она теперь мой «рентген», «переговорщик» и «ведущий специалист» и гарант результата.


ЖЕЛАНИЕ ИСЦЕЛИТЬСЯ – УЖЕ ЛЕКАРСТВО

Сенека в одной из трагедий совершенно справедливо заметил: «Желанье исцелиться – к исцеленью шаг».

Точнее и не скажешь: без активного сотрудничества пациента с врачом позитивный результат, как показывает практика, маловероятен.
Представьте себе две армии: одна наступает, другая – обороняется. В какой из армий больные и раненые выздоравливают быстрее? Несомненно, в той, которая наступает, где подъем духа и радость, а не паника и обреченность, скажете вы и будете правы. Но на этом вы и попались! Вы даже не подумали о том, где лучшие врачи. А потому первое условие успешного восстановления жизнеспособности организма, говоря спортивным языком, – игра больного и реабилитолога в одни ворота. Причем весьма динамичная игра.
А теперь – общеизвестный медицинский факт: при травмах, особенно полученных в результате автомобильных аварий, врачи обращают внимание преимущественно на частности – сами переломы, растяжения и прочие повреждения, абсолютно игнорируя то обстоятельство, что происходит общая деформация всего организма. Ведь 80% тела состоит из соединительной ткани, похожей на сказочно красивую паутину, на практике представляющую собой, по сути, еще одну нервную систему. Если потревожить любую ниточку паучьего творения, то неизбежно отреагирует вся сеть. Примерно так же устроен и человеческий организм. В этом-то и заключается самый любопытный парадокс: не столь важно, где нарушена его функциональность, сколь то, что вред нанесен всей «паутине». Стало быть, и лечить надо не частное, а целое.
Более того, при травме организм сам всячески пытается удержать на месте, уберечь и спасти попавшую в «переделку» кость, хватаясь за суставы, за связки, за позвоночник, для чего и мобилизует все свои усилия, чтобы остановить процесс. Точно так же, как и человек, сорвавшийся с кручи в пропасть, хватается за первое, что попадется ему под руку, и, стараясь удержаться, не думает в этот момент о том, как будет вылезать.
Впрочем, здесь куда уместнее аналогия с автомобильной аварией: машина не только получает повреждение в месте удара, при этом ее чаще всего, что называется, «ведет». Вот почему в процессе реабилитации организма, если есть хотя бы малейшая возможность провести ее без операции, я стараюсь эту возможность максимально использовать. Дабы не травмировать человека дополнительно. Безусловно, речь не идет о тех случаях, когда хирургическое вмешательство просто жизненно необходимо. Но реабилитация и операция нередко не одного медицинского поля ягоды. Согласитесь, одно дело – родить здорового ребенка, сделать хорошую операцию и совсем другое – воспитать его, провести соответствующую реабилитацию, для чего придется еще немало потрудиться. Причем как воспитателю, так и воспитаннику. А посему первейший вывод таков: участие в процессе реабилитации – весьма активный и двусторонний процесс.
Еще одна аксиома: форма определяет содержание. Как результат, любая травма – вне зависимости от степени ее тяжести – неминуемо нарушает гармонию организма. Если в нормальном, безаварийном режиме мышцы работают как сгибатели и разгибатели, то во время перелома они «забывают» о второй функции, стремясь любой ценой удержать сустав, кость на месте. В итоге деятельность мышц дисбалансируется. Да что там мышцы – нарушается все.
Травма опасна еще и тем, что она запускает целый комплекс – механизм приспособления к создавшимся условиям и саморазрушение костей и тканей, оставшихся здоровыми, но не соответствующих данной ситуации, закрепленных гипсом и обездвиженных. Это, как правило, долговременный и изначально малозаметный процес. Заболевание одного сустава порождает длинную череду самых различных недугов, поражающих не только опорно-двигательную систему, но и все внутренние органы. Организм, адекватно реагируя на изменение ситуации, просто вынужден адаптироваться к ней.
Я считаю, что все происходящее в теле – это максимальное проявление защитных сил организма, и во время реабилитации важно получить, а затем сохранить доверие организма.
Помните героя одной из реприз Аркадия Райкина? Ему горе-портные сшили нечто, едва-едва напоминающее костюм, а, пытаясь всучить его клиенту, советовали на примерке: вы одну руку поднимите, а другую опустите; вот теперь и костюмчик на вас как родной сидит. То же происходит и после получения травмы: не костюм шьется впору, чтобы сидел, как влитой, а тело приспосабливается под «костюм».


ПРЕВРАЩЕНИЕ В КАЛЕКУ

Алгоритм регресса прост: во время любого перелома обязательно нарушается привычный ритм работы позвоночника, сбивается дыхание, смещается центр тяжести... Но это на физическом уровне, на психологическом же закономерное следствие – стресс, пагубность которого невозможно переоценить. Нередко он примитивно минимизирует все жизненные силы человека, на подсознательном уровне подавляя его волю и надежду на скорейшее выздоровление.
Извечный вопрос русской интеллигенции: что делать?
Годы исследовательской и практической деятельности убеждают: после травмы организм начинает проявлять колоссальные способности к самозаживлению, восстановлению. И вот тут-то крайне важно оказать ему своевременную помощь и поддержку, ибо одному, без помощи доктора и воли самого пациента, организму не справиться. Как говорится, один в поле не воин.
Известны два вида реабилитации. Первый, наиболее часто практикуемый, характеризуется конформистским приспособлением к травме, появлением нового стереотипа существования и последующим его закреплением. Глубоко уверен в том, что этот путь неконструктивен и примитивен, более того – чреват нежелательными последствиями, поскольку избежать деформации организма после того, как травма «нажимает» на кнопку «пуск», не удается. В частности, под поврежденный и не вставший идеально на прежнее место сустав начинают подстраиваться другие суставы. Вот почему я предпочитаю этому отчасти стихийному процессу иной: не ограничиваясь лечением конкретного места, восстанавливать организм в целом.
Конкретный пример. В свое время одним из моих пациентов был директор АВТОВАЗа Алексей Васильевич Николаев. Спустя два года после операции на мениске у него возникли серьезные проблемы с другой ногой, «перестроившейся» в соответствии с появившимися негативными изменениями. Ни отечественные и зарубежные светила медицины, ни филиппинские хилеры не смогли ему помочь. Выручила моя методика, базирующаяся на совершенно иных принципах. Вот, в частности, один из ее постулатов: если повреждены нижние конечности, нужно начинать работать с верхних, и наоборот, если повреждены верхние, следует сосредоточить первоначальные усилия на нижних. Важно и участие специалиста с хорошо отрегулированной координацией. В целом работа должна быть комплексной и гармоничной, чтобы восстановить и «подтянуть» измененное место к здоровому, а не ждать, пока здоровые органы деградируют до уровня поврежденных. И здесь все средства, подходящие под определение «динамичные», хороши. Естественно, в разумных пределах.
Руку спасли ноги
А самое уникальное и эффективное по КПД движение – это ходьба. Даже если человек пока не в состоянии ходить, он может имитировать эти движения и сидя, разумеется, задействуя не только ноги, но и обязательно плечи, бедра. Именно с плеч и целесообразно начинать «движение», впоследствии спускаясь непосредственно к больным нижним конечностям.
К слову, свою руку я вернул к жизни во многом благодаря движению, а стало быть, ногам: улавливаете связь? Так уж устроен организм: в нем все взаимозависимо. И начинать восстановление нужно с небольших, но максимально правильных движений, постепенно расширяя стереотип, одновременно и укрепляя, и увеличивая его объем. И делать маленькие движения, не причиняющие боли, незаметно увеличивая объем и скорость, но непременно длительные, хорошо контролируемые – в этом суть наращивания активного объема. В этом – одна из тонкостей метода. Совершая маленькие движения, вы не боитесь навредить организму.
Гимнастика чем-то напоминает то, как шелкопряд из тончайшей нити делает прочный кокон. Одно маленькое, еле заметное движение не даст заметного результата, но и не принесет вреда. Так и в моей гимнастике одно маленькое движение – это тончайшая, еле заметная шелковая нить и порвать ее может даже порыв ветра, но если сложить тысячи нитей толщиной всего в карандаш – таким тросом можно даже на лету остановить самолет. Тысячами правильных движений можно сделать достойно заработанное настоящее чудо.
Именно длительные повторения с непременным правом на незначительные ошибки. А маленькие движения – это и маленькие ошибки, которые еще более точно корректируют упражнения. Ведь одна из причин плохой реабилитации в том, что мы сразу хотим больших результатов и делаем большие, плохо контролируемые движения, в результате чего появляются неприятные ощущения, и мы или останавливаемся или, тупо превозмогая боль, продолжаем дальше. Не ошибается тот, кто ничего не делает, а в моей реабилитации маленькие ошибки даже необходимы,так как они не пугают и не вредят, а помогают удерживать правильное направление в сторону выздоровления. Как человек, который идет по канату, балансируя, чтобы не упасть – не потерять нить, ведущую тебя к здоровью.
Очень существенный момент: для действенной реабилитации не важно, что именно и где травмировано, куда важнее определить, нужна ли операция или нет, чтобы понять весь алгоритм предстоящей работы. Работы исключительно совместной. И, в частности, нужно уточнить время начала маленьких движений.

Кальциевый голод
После хирургического вмешательства на поврежденное место накладывают гипс или иные фиксирующие повязки: как результат, статичность суставов и недостаточное кровообращение приводят к застою и вымыванию кальция из костей. Нередко врачи в стремлении хоть как-то компенсировать этот пробел прописывают больным препараты с кальцием. Внешне все выглядит логично и естественно. А в действительности примитивно... Согласитесь, можно и лошадь подвести к водопою, но, не испытывая жажды, она пить не станет. По аналогии: и организм не трудно насытить кальцием, но в костях он так и не появится. Не говоря уже о той беде, которой грозят постепенно атрофирующиеся без движения мышцы. Вот почему сращение костей без умеренной и продуктивной работы с ними – процесс длительный и зачастую, увы, малорезультативный. Ведь чтобы быстро выздороветь после травмы, организму требуется больше работы, чем до повреждения. А получается наоборот.
Если речь идет о травме ноги, то при традиционном пассивном лечении не мудрено «заработать» себе хромоту, и, поверьте, через какое-то время суставы приспособятся к этому стереотипу, а значит, организм «поведет» со всеми вытекающими отсюда последствиями. Вот почему на костылях человек не ходит, а передвигается, в то время как ходить он может, даже не сходя с места, даже сидя и лежа. Даже маленькие (но не случайные, а тщательно выверенные и обязательно контролируемые реабилитологом) движения способны творить подлинные чудеса.
Впрочем, во всем нужно соблюдать меру, золотую середину, избегая крайностей, ибо и излишняя активность в состоянии воспрепятствовать сращению костей.
Использование методики позволяет добиваться фиксации мягче и тоньше, чем при традиционном накладывании гипса. Не говоря уже о том, что делается это с ювелирной точностью: необходимые и системные маленькие движения помогают костям настолько притираться друг к другу, что они начинают «сосуществовать», по сути, на клеточном уровне. Есть так называемое притирание гладких поверхностей, когда молекулы из одной поверхности переходят в другую, создавая непрерывность и целостность двух частей. При моей гимнастике происходит похожий процесс, но еще более простой и быстрый – клетки несравнимо больше молекул, они и весь организм стремятся всеми силами к соединению. И что очень важно, тело на клеточном уровне помнит, каким оно было до травмы, и ему только надо помочь поточнее вспомнить. Важно также и то, что разрушенная ткань – великолепный стимулятор для сращения. Причем здесь важна не только гимнастика, но и определенные мази, повязки, которые я использую в каждом конкретном случае индивидуально.

Самоучитель для организма
Маленькими движениями вы осторожно восстанавливаете правильный статический и динамический стереотип организма. Главное, чтобы здоровая конечность была «учителем», а выздоравливающая – «учеником». Не менее важны для нормализации дыхания, улучшения кровообращения и поддержания высокого тонуса мышц гармонизация и симметрия в работе, а главное – уверенность в результате. Именно при таком подходе ваши усилия создают внутренний мышечно-сухожильный каркас, который сам ставит кости на место. И это столь же невероятно, сколь и очевидно. Ведь даже на латыни слово «кость» звучит как «ос», то есть ось. А что следует делать, дабы поставить ось на место? Правильно, двигаться. Если, конечно, двигаться правильно, аккуратно и осторожно, давая установку организму на скоординированность действий суставов и мышц, но позволяя уставать только здоровой конечности-учителю. Ведь настоящий учитель устает больше, чем ученик.
Еще одна анатомическая подробность: от позвоночника соединительная ткань идет к кончикам пальцев на руках и ногах – она вездесуща. Стало быть, крайне важно, во-первых, гармонизировать работу опорно-двигательного аппарата, во-вторых, выполнять каждое упражнение с правильным дыханием независимо от того, как вы его выполняете – стоя, сидя или лежа! В любом случае придется изрядно потрудиться (восстанавливая руку, я работал по 18 часов в сутки) – поверьте, результат стоит того. Ведь несмотря на все трудности, процесс восстановления еще и очень приятный, ведь он дает организму шанс стать лучше, чем до травмы. Поэтому если вы все делаете правильно, то с каждым днем будете чувствовать себя все лучше и лучше. Болезненные ощущения сохранятся лишь в самом начале, пока суставы не встанут на место. Организм станет восстанавливаться буквально на глазах. После восстановления по этой методике вас не будет мучить и такой неприятный посттравматический нюанс, как ломота в суставах при резком изменении погоды.
Очень важно проведение предельно осторожной, мягкой мануальной терапии, не имеющей ничего общего с той, что нередко практикуется сегодня, когда разбалтываются и без того расшатанные суставы и травмируются и так донельзя зажатые позвонки. А в итоге от такой грубой работы увеличивается дисгармония в позвоночнике, и наступает лишь временное улучшение.
Вслушайтесь в само это слово «позвоночник»: по-зво-но-чек – кристально чистое звучание. Здесь каждый позвонок как звоночек, а весь позвоночник как оркестр, который очень важно правильно настроить, чтобы он звучал максимально гармонично. Ведь именно позвоночник поддерживает ваш организм в физически активном состоянии, позволяя жить полноценной жизнью, а не выживать.


БОЛЬШОЙ ЭФФЕКТ МАЛЕНЬКИХ ДВИЖЕНИЙ

От травмы не застрахован никто: слепая воля рока не делает скидок ни на возраст, ни на физическое состояние организма и уж, разумеется, ни на социальную значимость той или иной личности. Эта мысль бесспорна. В отличие от другой, с которой наверняка согласятся не все: опасаясь получить травму, мы тем не менее относимся к ее лечению по меньшей мере несерьезно. Да что там несерьезно – легкомысленно. Причем мы – это не только медики, но и сами пострадавшие, казалось бы, более других заинтересованные в скорейшем выздоровлении.
Причина? Она таится в непонимании того, что любая травма – это своеобразный механизм, запускающий целый ряд болезней. После перелома кости срастаются, но это отнюдь не означает, что худшее уже позади, ибо через некоторое время у человека возникают проблемы с позвоночником, с суставами, головные боли, нарушение кровообращения и прочие «сбои», как я уже говорил в самом начале.
РЕКОМЕНДАЦИИ

Хочу поделиться с вами несколькими простыми, но в то же время очень действенными советами.
1. Лучше всего, конечно, не попадать в аварии, но если это все-таки случилось, то вы должны сразу же замереть и постараться глубоко вздохнуть. В это время организм пытается собраться, вернуться в первоначальное состояние и ему в этом необходимо помочь, очень осторожно ощупав все свое тело, не пропуская ни одного участка, начиная с головы, шеи и продолжая «проверять» поочередно грудь, живот, позвоночник.
2. Если вы уже находитесь на больничной койке, то для того, чтобы вернуть кальций в кости (образно выражаясь, чтобы лошадь захотела пить), можно использовать древнюю китай-
скую методику, когда лежачего больного легонько постукивали по пяткам бамбуковыми палочками. Связано это с тем, что пятки – это своеобразный орган чувств, «отвечающий» за почву под ногами. В современных российских реалиях по пяткам можно постукивать и палочками из твердых пород дерева три раза в день по 2–3 минуты.
3. Для организма будет очень полезно, если хотя бы два раза в неделю в вашем рационе будет появляться армянское блюдо «хаш», так называемый «жидкий холодец», но обязательно из говяжьих копыт. Почему именно из копыт? Да потому, что копыта коров уже тысячи лет учатся, совершенствуют и передают по наследству все необходимое для быстрого лечения травмы. Ведь они все время травмируются и восстанавливаются. Вот этим опытом и набором необходимых веществ я и предлагаю вам воспользоваться. Древний – самый лучший рецепт хаша я дам в разделе о питании.
А также полезно заваривать себе напиток по очень простому рецепту: добавляете в воду маленькие веточки ольхи, черной смородины и калины, завариваете эту настойку в термосе, настаиваете 15–20 минут и пьете как чай.

Я могу дать и даю множество традиционных и совершенно неожиданных рекомендаций, потому что нет, наверное, ни одной потомственной семьи целителей, о которых я бы не знал, а у некоторых учился и продолжаю учиться. Несмотря на диплом врача. Мне нечего скрывать от моих друзей и учеников – именно так я воспринимаю выздоравливающих людей, обратившихся ко мне за советом и помощью. У меня нет пациентов или тем более «больных» – у меня только выздоравливающие.
Но, к сожалению, нуждающихся в квалифицированной помощи людей не становится меньше... Травмы в автомобильных авариях растут в соответствии с увеличением количества автомобилей, а улучшающийся уровень благосостояния и здоровья людей позволяет им приобретать уже не по одному-единственному «Москвичонку» или «Жигуленку», как раньше, а по несколько машин разного класса. Это и радостно, и тревожно: скоро не останется ни одного взрослого мужчины, у которого не было бы каких-либо травм разной степени тяжести. Впрочем, и века два-три назад было то же самое: только травмы наносились другим «железом» – мечами, секирами, булавами и другим военным «инвентарем». Да, цивилизация на месте не стоит: она калечит, но она же и позволяет все более эффективно оказывать помощь.


ТЕЛЕМЕДИЦИНА – НОВЫЙ УРОВЕНЬ

Есть древняя легенда, которая рассказывает о тех временах в истории человека, когда общество настолько злоупотребляло здоровьем, что мудрецы решили отнять у человека секреты здоровья и спрятать там, где никто не сможет найти. Но где спрятать?
Вождь мудрецов созвал совет, чтобы обсудить этот вопрос.
Меньший из мудрецов сказал: «Давайте похороним секрет здоровья глубоко в земле».
Вождь мудрецов ответил: «Нет, это ничего не даст, потому что люди начнут раскапывать землю и найдут его».
Тогда мудрецы предложили: «Похороним секрет здоровья в темных глубинах океана».
Вождь мудрецов снова возразил: «Нет, потому что человек научится нырять в глубины океана и найдет его».
Тогда еще один из мудрецов сказал: «Давайте поднимемся на вершину самой высокой горы и спрячем его там».
Но вождь опять не согласился: «Нет, человек со временем заберется на самые высокие горы, найдет его и снова заберет себе».
Мудрецы не могли ничего придумать и сдались: «Мы не знаем, куда его спрятать. Кажется, нет на земле или в море места, которое человек когда-нибудь не откроет». Тогда главный мудрец сказал: «Вот что мы сделаем с секретом здоровья. Мы спрячем его глубоко внутри человека, потому что он никогда не догадается искать его там». Согласно легенде, человек до сей поры рыщет по земле – копает, ныряет, лазает по горам, отыскивает то, что находится в нем самом.

Телевидение в «Третьей медицине

Телемедицина – Интернет-проект, предназначенный для дистанционного занятия с людьми в любой точке земного шара.

В программе «Телемедицины»:
различные оздоровительные и лечебные занятия, собранные со всего мира, консультации самых опытных специалистов в разных направлениях, результаты лечения и личный опыт пациентов, а также наука, искусство, философия и многое другое, необходимое для здоровья.

Занятия вы можете увидеть как в прямом эфире, так и в записи.

Общеоздоровительные занятия – это целостный подход к психологическому и физическому состоянию здоровья, улучшение работы позвоночника, дыхания, сердечно-сосудистой системы, внутренних и половых органов, а также повышение настроения и жизненного тонуса.
Занятия с акцентом на
– работу с позвоночником
– работу с дыханием
– работу с внутренними органами
– работу с настроением
– работу, связанную с травмой
– работу спортсменов
– работу с матерями и детьми.

On-Line консультации опытных специалистов.
Результаты лечения и личный опыт пациентов.
Фильмы о «Третьей медицине доктора Попова». Стоимость доступа к Телемедицине в течение одного месяца – 3000 рублей. Для получения информации по доступу к «Телемедицине» обращайтесь по телефону (095) 507-71-85 или по e-mail tv@3med.ru .

Внимание! Минимальная скорость доступа в Интернет, необходимая для просмотра канала, 512 Кbps.


ПОЛНОЦЕННЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

Опыт проведения реабилитации в раннем послеоперационном периоде.
Медицинский отчет на основе выписок из историй болезни.
В 1-м отделении ЦИТО им. Приорова в экстренном порядке проходили оперативно-восстановительное лечение: больная Б., 20 лет, диагноз: ЗЧМ, сотрясение ГМ, перелом ветвей лонной и седалищной костей справа, перелом тела правой седалищной кости, разрыв правого крестцово-подвздошного сочленения, разрыв лонного сочленения; больной Н., 53 лет, диагноз: перелом хирургической шейки и головки правой плечевой кости.
Обоим пациентам произведена металлоостеопластика переломов.
Послеоперационный период без осложнений, раны зажили первичным натяжением. Больная Б. в отделении обучена хождению при помощи костылей, сняты швы, на 14 сутки после операции начато проведение реабилитационно-восстановительных мероприятий по методике доктора Попова П.А., на 17 сутки выписана и направлена для продолжения реабилитационных мероприятий в условиях санатория «Звенигород», где находилась в течение 21 дня.
С больным Н. реабилитационные занятия по методике начаты на 12 сутки после операции. Выписан на 28 сутки. Дальнейшая реабилитация также осуществлялась на базе санатория «Звенигород» в течение 21 дня.
Реабилитационные мероприятия проводились ежедневно инструктором-методистом среднего звена под контролем автора методики и наблюдением врача-травматолога. Место проведения занятий выбиралось с учетом желания пациента – парковая зона санатория, зал ЛФК, номер пациента. Часть занятий проводилась в бассейне санатория.
Мероприятия включали в себя психотерапию, комплекс лечебной гимнастики, массаж, мазевые аппликации. Динамика восстановительного процесса и интенсивность ежедневных занятий определялись стандартным набором объективных и субъективных показателей – состояние послеоперационной раны, отеки, болезненность, местная и общая температура, объемы движений, тонус мышц, АД, сон, аппетит, настроение пациента и т. д.
Осмотр в 1-м отделении ЦИТО с контрольной Р-графией проведены в завершение интенсивного этапа курса лечения и реабилитации.
Общая длительность интенсивного лечебно-реабилитационного процесса – с момента поступления в отделение до получения устойчивого положительного результата и выхода пациентов на амбулаторное, «домашнее» восстановление составила в среднем 6 недель.
Результат в обоих случаях оценивается как «хороший».

Сухие строки историй болезней, а за ними боль отчаяния и радость победы.
V часть ВОЗРОДИ СЕБЯ САМ, или

О ПОЛЬЗЕ САМОЛЕЧЕНИЯ


Врач сделал обход больных и собирается уходить:
– Всем до свидания. Петров, прощайте!


Все самое страшное – позади.
Вы выжили – раз. Вас «собрали» хирурги – два. Вы очнулись в палате и обнаружили, что жить вам еще придется и – главное – жить ХОЧЕТСЯ!!! Вот таким оптимистам – прежде всего, сомневающимся скептикам – тоже можно продолжать, и только тем, кто жаждет очутиться в инвалидной коляске – дальше лучше не читать.

Когда вы лежите в постели и у вас очень тяжелая травма, вам не разрешается вставать – необходимо проверить границы всех реальных здоровых, а точнее сказать, «выздоравливающих» движений. Что это за движения? Начинать нужно максимально осторожно: с пальцев на руках – проверить, как они двигаются, можете ли вы ими управлять. Самое главное, чтобы эти движения были безболезненны во время самого движения, и не появлялась боль после движения. Если вы удостоверились, что ваши пальцы и кисти могут двигаться, сохранилось движение в локтях – то это очень многое! Значит, вы себе можете по-настоящему быть полезны. Вы должны понимать, что врачи-реабилитологи только могут вам помочь, но основная работа и нагрузка ложатся лично на вас.
Нас все время убеждают, что не нужно заниматься самолечением, а я и некоторые мои коллеги-врачи утверждаем, что необходимо заниматься именно правильным самолечением. А врачи-реабилитологи должны составлять индивидуальные комплексы, контролировать и помогать в этом процессе, создавать условия для работы. Это важно для того, чтобы знать, что ты хочешь получить, к чему стремишься, должен быть стандарт – как в музыке камертон. Что же может быть стандартом, как бы основным идеалом, к которому должен стремиться пострадавший в аварии человек?

Олимпийцы говорили: «Если хочешь быть здоровым – бегай! Если хочешь быть сильным – бегай! Если хочешь быть мудрым – бегай!»
Бег и ходьба – это самые универсальные, сложные и уникальные движения, которыми на земле мало кто обладает кроме человека. Но это невероятно эффективные движения! У человека самая сложная и в то же время гармоничная и красивая система движений из всех животных земли.
Закономерно возникает вопрос:
– Как может ходить человек, который прикован к кровати? Лежит в гипсе или на вытяжках?
Самое важное, что мы идем не от болезни, а к здоровью. На первый взгляд кажется, что идти от болезни это все равно что идти к здоровью. Но на самом деле иногда, уходя от одних проблем, мы приходим к еще более серьезным. Поэтому мы начинаем работать не с поврежденного места, а с тех, которые остались здоровыми.
Если повреждены нижние конечности – то начинаем работать с верхними, и наоборот. Если повреждена левая сторона – работаем с правой.
Правильные движения, правильная форма движений влекут за собой правильную постановку суставов, связок, мышц и нервов. Поэтому даже лежа можно имитировать хотя бы небольшие движения, представляя, что ты не лежишь, а стоишь. Очень важно, чтобы движения не усиливали боль, идеально если появившаяся боль исчезает и на ее месте появляется тепло. Очень важно начать упражнение как можно раньше. В первые же дни после аварии или операции. Движения должны быть самые разнообразные – работа стоп, пальцев, кисти и плечи, таз, колени, бедра, позвоночник. Представляйте при этом движения стройного красивого гармоничного человека. Движения пусть небольшие, но делать их нужно длительное время – часами. Тогда вы дадите организму нагрузку. Потому что после травмы организм должен получать нагрузку больше, чем тогда, когда он был здоров. Потому что даже если вы 2 недели пролежали в постели, то кальций из ваших костей начинает вымываться и «подкрадывается» остеопороз.
Напоминаю проверенный 100-процентный метод, в котором я не сомневаюсь, и природа не сомневается – потому что она совершенствует это лекарство миллионы лет. Она отработала на всех уровнях способность восстанавливать поврежденные кости и хрящи. Собственно говоря, самые травмируемые места, которые быстрее всего восстанавливаются, обладают одной из уникальных характеристик по восстановлению повреждений – это коровьи копыта. Сколько они бьются о камни, о землю, как выдерживают немалый вес животного... Есть прекрасное и очень вкусное лекарство под названием «хаш». Кстати, оно придает много сил, и мужских тоже. Но обязательно его нужно делать не просто из костей ног, а именно из копыт. Достаточно 1–2 раза в неделю, чтобы восполнить все необходимое, что нужно для здоровых костей, связок, мышц, суставов и соединительной ткани. Рецепт, как и обещал, – в разделе «Питание», в последней части книги.

Очень важно, чтобы рядом с вами был специалист, который в первые дни или хотя бы недели после травмы очень осторожно, нежно и внимательно сделает ревизию вашего тела. Каждый палец, каждый сустав, каждую мышцу нужно тщательно проверить, чтобы найти те скрытые небольшие повреждения, на которые другие врачи во время оказания экстренной помощи не обратили внимания. Да они и не должны были обращать внимания на мелкие повреждения, потому что их основная работа – увидеть опасные для жизни переломы, разрывы и ушибы. И спасти вашу жизнь.
Так что, не скрывая никаких своих разработок, открытий и методик, я все-таки настаиваю: лучше хотя бы один раз получить реальную или Интернет-консультацию у меня. Лучше, как говорится, один раз увидеть. Просто такого больше нигде в мире еще нет.

ГИМНАСТИКА

Но не только тем, кто только вчера попали в ДТП или были переведены из реанимации и сегодня только-только пришли в сознание, адресованы мои методы. Даже если автотравму вы получили месяц, годы или десятилетия назад – вы можете начать работать над улучшением своего здоровья прямо сейчас – с книгой в руках.

Первое условие
Надо делать упражнения ни хорошо и ни плохо, а с любовью и с радостью и от души, чтобы ваша улыбка и чувство здоровья дошло до пяток, как говорила одна из моих пациенток, чтобы вы улыбнулись каждой клеточке, каждому позвонку, каждому диску и почувствовали, как они улыбаются вам.
Потому что если ты делаешь с любовью, с радостью и от души, то ты делаешь правильно. И не важно, чем занимаешься: готовишь еду, сажаешь цветы, учишь детей или лечишь позвоночник. Потому что важно не только что ты делаешь, а еще более важно – как. Поэтому если вы не можете делать гимнастику с радостью и удовольствием, лучше лежать на диване, от этого будет больше пользы.
Второе условие
Важно знать не только откуда ты идешь, а еще более важно знать куда. Когда пациенты приходят ко мне, то они очень подробно, эмоционально, некоторые даже с пеной у рта рассказывают о своей болезни, без которой они уже не могут представить свою жизнь. В народе есть такое выражение: «Человек идет не туда, куда хочет, а куда глаза глядят». И поэтому вы должны понять, что важно не уйти от болезни, т. к. можно прийти к другой, часто еще более серьезной, а увидеть здоровье и идти к нему. Для этого забудьте о болях, забудьте о болезнях, забудьте об остеохондрозе, вспомните о здоровье как бы давно это ни было. Вспомните тот момент жизни, когда вы чувствовали себя здоровым, сильным, жизнерадостным и у вас было чувство, что вы можете горы свернуть и для вас было невозможным представить, как человек может быть больным. В этом вам поможет фотография, которая вам очень нравится и хранится в вашем альбоме. Достаньте ее, и пусть она все время будет у вас на виду. Особенно во время занятий гимнастикой, чтобы вы знали чего хотите, к чему идете, и чтобы это знала каждая мышца, каждая связка, каждый нерв, каждый сосуд, каждый позвонок, каждая молекула, чтобы весь организм был настроен на здоровье, как музыкальный инструмент настраивается на камертон.

Третье условие
Когда хотят у человека узнать о здоровье, его спрашивают: «Как ты себя чувствуешь?» Поэтому вы должны почувствовать себя здоровым, как альпинист, увидевший вершину, к которой стремится. Набросил петлю на эту вершину и начал подтягиваться и с каждым движением приближаться к намеченной цели. И чувствуя, как здоровье становится все ближе, забываешь о болезни, она становится чужой и не нужной. Надо знать, что до вершины дойдут только те, кто этого хочет больше других, и чем ближе вершина – тем больше надо сил.

А теперь подходим к самой гимнастике позвоночника
Сядьте на край устойчивого крепкого стула, закройте глаза, улыбнитесь здоровью и сладко потянитесь, как человек, который проснулся, хорошо выспался и не хочет спать, как и не хочет болеть, и готов проснуться, и чтобы болезнь осталась во сне.
А теперь потянуться сладко шейным отделом позвоночника, наклонить голову вначале вперед, дугой выгнув шею, почувствовав потягивание в каждом шейном позвонке, затем расслабиться и снова потянуться, повторить так 5–7 раз.
Затем осторожно наклонить голову назад и так же 5–7 раз слегка потянуться, чтобы почувствовать легкое напряжение глубоких мышц и связок позвоночника. Нельзя делать через боль, иногда возникают головокружение и головная боль – переждите их и снизьте интенсивность.
Затем делаем наклоны головы влево и вправо, чередуя потягивания и расслабления, так же по 5–7 раз. Плечи не поднимаются. Не забывайте про чувство удовольствия, радости и здоровья – не сворачивайте с пути, по которому идете к выздоровлению.
А теперь потянуть голову за темечко кверху, затем расслабить и повторить так 7 раз, чувствуя, как с каждым потягиванием вы приближаетесь к вершине здоровья и желание работать становится все сильнее.
А теперь 5–7 раз втянуть голову, точно так же как черепаха втягивает голову в панцирь, не забывая, что делать нужно с удовольствием, радостью и без боли.
Теперь нужно повернуть голову, и старайтесь не забывать, что в гимнастике важно не просто поворачивать голову, а чувствовать здоровье, красоту и гармонию в каждом позвонке и во всех вместе.
Повернуть голову в одну и в другую сторону до максимума, а в конце сладко потянуть ее, делая это без боли, вспоминая, как после прекрасного сна вы сладко потягивались в постели.
Затем нащупать у себя 7-й шейный позвонок (в народе это называется холка), наклонить голову вперед и руками прощупать весь шейный отдел позвоночника, почувствовать, как напрягаются мышцы и связки под пальцами.
Затем свести плечи вперед, в конце сладко потянуться 5–7 раз, чтобы 7-й шейный позвонок был вершиной шарика.
После наклонить голову назад, стараясь свести назад плечи, а 7-й позвонок становится вершиной впадины, только не нужно слишком сильно запрокидывать голову.
А теперь потянуть плечи к ушам, когда они больше не могут подниматься, слегка потянуть еще. Во время гимнастики вы должны понимать, что мышцы дают движение, а связки и соединительная ткань потягивание.
Теперь наклониться вперед, почувствовать, как спина выгнулась красивой дугой, и сладко потянуться, одновременно вытягивая и растягивая спину.
Затем точно так же прогнуться назад, можно даже взяться за стул руками. Не забывайте прочувствовать каждый позвонок, не пропустив ни одного.
Теперь сделать повороты влево и вправо, после чего с удовольствием потянуться, помня, что в этой гимнастике более важна гармония, чувство радости и здоровья в каждом позвонке, диске и связке, чем то, насколько ты повернулся или согнулся.
Затем встать и, медленно поднимая руки вверх, вытянуть тело в струнку, осторожно подняться на носочки и 5–7 раз потянуться руками кверху.
Сложить руки лодочкой в области крестца и копчика, с удовольствием растереть их. После этого лечь на пол и постараться максимально расслабиться. Это у вас получится легко, после такой гимнастики.
Очень хорошо при болях в позвоночнике положить листья папоротника под простынь.

Еще и еще раз повторяю: для многих важно правильно делать упражнения, и пусть не обвиняют меня в любви к парадоксам, но я скажу, что наиболее важно – состояние! Сам врач должен создавать состояние, и человек, который попал в зал, должен видеть примеры выздоровления, потому что у него масса сомнений – у него еще все ноет, а то и болит, ему нужна моральная поддержка. И уверенность в результативности методики.

Следующий момент – даже выздоравливающий человек еще не полностью уверен в своих силах. Поэтому я привожу письма других людей – не для того, чтобы показать, какой я хороший, а чтобы доказать: «Ребята! можно справляться с недугом нормально! Есть те, кто справился». Нужно заронить сомнение в том, что невозможно полностью выздороветь. Чтобы увеличилась, стала врожденной, неодолимой тяга к здоровью.
Вот сейчас я создаю телемедицину, и масса людей обращается – ведь пострадало на дорогах только за прошлый год 35 тысяч человек! Разбивается столько, сколько мы не теряли во всяких войнах! А сколько людей лежит? И вот здесь как раз польза Интернета – он дает возможность человеку в любой точке земного шара активно участвовать в работе над своим выздоровлением. Он может получить из первых рук методику, включая консультации и индивидуальные рекомендации. Я вообще мечтаю сделать такие возможности, каких еще никто не имел! Это большая перспектива!

Кстати, по мере выздоровления человек постепенно возвращается к своим прежним привычкам. Одна из которых – бич нынешнего времени: ненормальное употребление пищи. Переедание и недоедание, диеты и клизмы, даже применение рвотных средств – так много и разнопланово люди о еде не думали, полагаю, даже во время великих «гладов», регулярно случавшихся во всех странах в разные исторические периоды. Считаю не лишним в этой книге, посвященной выздоровлению после автомобильной травмы, посвятить несколько страниц принципам питания, которые я выявил для себя путем многолетних «экспериментов над самим собой».
ЕШЬТЕ НА ЗДОРОВЬЕ!

Драгоценный ХАШ



В «Третьей медицине» диета строится не на обмане, а на использовании естественных возможностей организма, поэтому на первом месте находится работа. Многие люди считают целью своей жизни здоровье и деньги. Но, по-моему, это лишь средства для выполнения гораздо более значительных миссий. Если здоровье вам нужно только для того, чтобы переваривать пищу, превращая ее в... Словом, как говорят в Одессе, оно вам надо?! А если вы едите, а затем, в процессе работы, используете энергию по назначению, то ничего лишнего в организме никогда не останется. В противном же случае – обильное питание при обломовском существовании – организм непременно начнет «складировать» эти полезные вещества. А ведь не зря говорят, что хорошего много не бывает. Поэтому скорее всего организм сам создаст такие условия, при которых микробы – наши санитары – сами разберутся с излишками, уничтожив их.
Каждый человек индивидуален, отсюда и важность дифференцированного подхода к нему (на что большинство методик никаких поправок не делает). Следует даже учитывать род своей профессиональной деятельности (существенно, кто вы: артист балета, академик или спортсмен), подбирая заветный ключик к здоровью. Но в любом случае, при любой специальности и образе жизни необходимо постоянно демонстрировать своему организму, что вы его любите. Причем слово «любовь» здесь не имеет ничего общего с понятием «жалость». Не жалеть его надо, делая уступки и одолжения, а просто давать все, что нужно. Памятуя об этом, вы уже не станете копать себе могилу ножом и вилкой, а с удовольствием будете наслаждаться едой.
Привычный, по сути, дежурный вопрос, который мы задаем, встречая знакомого человека: «Как ты себя чувствуешь?», глубоко философичен. Ибо действительно важно чувствовать свой организм, прислушиваться к нему, отличая разумные запросы от капризов. Во время переломов, травм, тяжелых переживаний организм вырабатывает сильнодействующие вещества, которыми надо пользоваться, а не бояться стресса и экстремальных состояний.


ПАР ДОЛЖЕН БЫТЬ ЛЕГКИМ!

Не раз я наблюдал, что во время выздоровления человека, пострадавшего в ДТП, довольно быстро приходит момент, когда всеми ресурсами нужно смело начать пользоваться. Это даст возможность укрепить выздоравливающий организм. Традиционно все народы придают важное значение гигиене тела, а наилучшими способами очистки кожи и выведения шлаков считаются бани или хотя бы горячая вода. Выздоравливающих, особенно тех, кто «отлежал» какое-то время пластом, непременно заставляют «прогреть косточки».
Специальный банный «ритуал», разработанный мною на основе изучения практически всех видов соединения воды и огня, дает прекрасные результаты по очистке. Влияет на похудение, на восстановление эмоционального состояния, на улучшение работы внутренних органов, легких, половых органов, восстановление после родов, подготовку к родам. Банные процедуры незаменимы для полного восстановления после любых травм. Здесь уже на другом уровне шлаки выходят. Особенно важны правильные банно-гимнастические процедуры для выздоравливающих после ДТП – именно в плане снятия стресса. Это дополнительное оздоровление, когда человек практически уже здоров, но ему необходимо как можно лучше укрепить тело. Особенно эта работа важна со спортсменами, с другими людьми, ведущими очень активный образ жизни.

Кто может выздороветь по моей методике?
Вы, полагаю, уже поняли, что занимаемся мы с любыми выздоравливающими – от еще лежачих и до спортсменов высочайшего класса, подвергающихся колоссальным нагрузкам. Для них, конечно, есть особый спортивный комплекс. Это уровень реализации скрытых возможностей спортсмена. У меня работает мой давний товарищ – изучает мои методы ребилитации – Муслим. Его уровень как специалиста и спортсмена очень высокий: Муслим – чемпион мира по го-шу. Недавно победил одного китайца, так тот, представьте, бросил спорт и уехал на Тибет, потому что не мог поверить, что его кто-то из России смог победить... Он считался непобедимым.
Спортсменам нужна тончайшая интуиция, тончайшая настройка, но и нужна мощная сила. Это не просто «чувствительные» люди, что такое эта «гиперчувствительность» – это чаще всего либо больные (психически), либо мошенники. Что такое «сверхчувствительность» – глаза болят от яркого света, уши от шума... Патология. Моя методика под названием «Ясновидение и яснослышание» позволяет тренированному уху выдерживать грохот взрыва и в то же время слышать тончайшие звуки, которые нетренированное ухо не расслышит. Важны и динамика, и тонкость – важно и чувствовать и действовать.

КОМПЛЕКС ВЫСОКИХ ДОСТИЖЕНИЙ
Тот особый комплекс, о котором я говорю, можно назвать «Комплексом высоких достижений». Он рассчитан на сверхактивных людей – бизнесменов, спортсменов, политиков, руководителей, организаторов – тех, кто ведет интенсивный образ жизни. Люди, у которых нет ни минуты лишнего времени, огромные эмоциональные и психологические нагрузки, малоподвижный образ жизни, а здоровья и сил должно быть больше, чем у других. Это комплекс, который делается один раз в неделю. Но уж «попотеть» приходится! Чем больше сил, эмоций и энергии потратил на работе – тем больше сможешь набрать новой свежей силы при помощи моей системы. Разные методики складываются, а результаты умножаются.
Есть фраза «выгонять шлаки». Зачем их «выгонять»? На самом деле шлаки – это сверхсконцентрированная потенциальная энергия. Поэтому шлаки выгонять куда-то не надо, ими надо пользоваться! Это все равно что считать шлаками обогащенный уран...
Что происходит? Во время специальных движений и процедур, которые мы проводим здесь, у себя, ты начинаешь пользоваться теми «шлаками», что накопил в течение недели, они имеют огромный энергетический потенциал. Если ты интенсивно работал, очень устал, у тебя, кажется, нету сил – это прекрасно, значит организм подошел к пределу своих возможностей и у него два пути: или сдаться, или подняться на новый, более высокий уровень, после этого у тебя открывается второе дыхание. Тот потенциал, который накопил, переходит в другое качество!
Вначале идет работа в зале – бег, дыхание, работа с диафрагмой, работа на сжатие, расслабление, работа с капиллярами, тренировка на собранность, реакцию, координацию, работа с внутренними и половыми органами, активизация лимфатической системы, разогрев костей суставов и связок, гармонизация сердечно-сосудистой системы, дыхания и опорно-двигательного аппарата. Затем экстремальная нагрузка – специальный бег. И вот после всего этого организм готов к глубокому очищению в бане и мобилизации скрытых возможностей. И тогда то, что внутри накопилось лишнего и ненужного, – может выйти из самой глубины организма наружу в бане.
Почему люди идут в горы, занимаются экстремальными видами спорта? Потому что им нужно переключение, но это переключение часто не дает желаемого результата. Целый год человек ничего не делал, ничем не занимался, а тут раз – поехал на экстрим... Особенно если весь год растягивал и расслаблял связки – плавал или занимался йогой. Вообще, увлекаться йогой тем, кто хочет серьезно заниматься горными лыжами, я бы не советовал, разве что чуть-чуть. Ведь обратите внимание – среди индусов горнолыжников нет! И быть не может, потому что у них связки слишком мягкие и плохо удерживают сустав при больших нагрузках. Суставы даже часто выгибаются в обратную сторону. Сверхгибкие суставы для лыжников, борцов или других спортсменов – это патология, вообще заниматься серьезным спортом с такими мягкими суставами даже опасно. Для балета или гимнастики и в небольших «дозах» – отлично!
Но и здесь важно, чтобы связки были пластичные, что это значит? Когда я работаю со спортсменами – добиваюсь эффекта, чтобы связки их были не только крепче, чем у других, но и эластичнее! Это уже совсем другие тренировки, больше и по иному принципу, чем дает йога. Это идет такая глобальная нагрузка, когда ты используешь возможности организма на быстрое изменение характера и восстанавливаешься в кратчайшие сроки.

Баня бане рознь
Банно-гимнастический комплекс – это завершающая стадия реабилитации. Это только, образно говоря, «этапы», травму необходимо воспринимать в комплексе и лечить весь организм в комплексе, травму нельзя отделять от всего, что происходит с человеком. Так вот этот комплекс, который мы делаем, применяется для выздоравливающих и после автомобильной травмы, и после бытовой, так сказать, «простой» травмы и для спортсменов, и даже для профилактических целей. Это же излюбленный «русский» метод лечения – баня! Баню часто используют для лечения травмы, восстановления, распаривания ее и всего остального тела.
Важный момент: я всегда говорю о плюсах, но и о минусах не забываю! Баня дает какой плюс? Идет расширение сосудов, капилляров, идет выделение пота и шлаков. Но работа только бани обычно минимальна. Почему? Потому что на поверхности идет расширение капилляров и сосудов, но при этом идет так называемое обкрадывание внутренних органов, суставов, связок. Почему после бани через 2–3 часа возникает обострение и даже усиление болезни? Приток крови на внешний «контур» ведет к обкрадыванию крови внутри тела.
Обычно как человек принимает банные процедуры? Поработал, сидя в кабинете, машине – приехал, залез в парилку, попарился и все остальное. Поэтому настоящая подготовка к важной и полезной процедуре – бане практически всегда отсутствует! Перед баней нужно запустить ритмическую работу капилляров, сосудов, сердца, легких внутренних органов. Обязательно нужно разогреть мышцы, связки, разогреть суставы и кости.
Так вот, суставы и кости разогреваются ТОЛЬКО ЧЕРЕЗ 40 МИНУТ НЕПРЕРЫВНЫХ ДВИЖЕНИЙ!
А то и через час. И если нагрузка действует всего 20 минут – она не дает результата. Некоторые перед баней бегают, играют в футбол и прочее... На самом деле это не дает настоящего результата. Почему? Потому что нет гармоничного движения тела. Рывки и остановки, разогрев и охлаждение во время подвижных игр не дают постоянно нарастающего разогрева всего организма, не гармонизируют работу опорно-двигательной системы, дисгармония усиливается еще и частыми травмами, а сердечно-сосудистая и лимфатическая системы получают неадекватную неконтролируемую нагрузку и все пущено на самотек. Перед банными процедурами и после них необходимо специальными приемами растянуть и собрать все связки, соединительную ткань, мышцы, проверить суставы и другие системы организма.
Когда я работаю, я не просто делаю массаж, я слегка борюсь с выздоравливающим, эта легкая приятная борьба или игра с телом дает наибольший эффект. Я тяну, а тело как бы слегка сопротивляется, занимая оптимальное положение – тем самым происходит гармонизация всего организма, одновременно идет тренировка особенно тех мест, где это необходимо. Когда человек приходит в тренажерный зал, та дисгармония, которая у него есть, – усиливается. Люди могут ходить в тренажерный зал и накачивать мышцы, но это если у них все нормально и гармонично! А часто бывает, что после тренажерного зала у людей возникают боли, проблем еще больше, чем до него. Тем более люди, к сожалению, примитивно мыслят – считают, что там они могут «закачать» позвоночник и укрепить суставы. Я, может быть, говорю несколько резко, но утверждаю: это так – проблем может стать больше. Готов с кем угодно аргументированно обсудить – контакты есть в книге – поговорить и выслушать все аргументы.

Перед баней нужно разогреться!
Нужно разогреться перед баней, обязательно. Разогреть и запустить кровоток. В бане же обычно идет поверхностный обогрев, а нужно запустить внутренний. Ведь в костях, связках, внутренних органах идет обкрадывание, если этого не сделать. Поэтому вначале мы запускаем тепло изнутри, а потом идем в баню завершить комплекс поверхностным прогреванием.
Усиление потоотделения идет тогда, когда усиливается лимфоток. А лимфоток усиливается за счет правильного диафрагмального дыхания. Если активизации диафрагмального дыхания нет – то лимфоток практически стоит. Поэтому есть великолепные йоговские упражнения работы с диафрагмой, заметно усиливающие лимфоток, когда массируется и печень, и поджелудочная, и желудок, и почки, и половые органы, и легкие – здесь идет уникальная гимнастика, в основе которой упражнения, которые я взял непосредственно у индийских Махатм (Учителей) и адаптировал для западных людей. Они дают сверхнагрузки, нагрузки в 10–15 раз больше по интенсивности, чем в тренажерном зале. Но это не парадоксальнее, чем кости без гипса собрать.
Диафрагма – это орган, который регулирует тонус соединительной ткани. Есть важное упражнение, когда диафрагма и диафрагмальное дыхание так собираются, что человек, которого с силой бьют под дых – АААААААА, – не задыхается. При этом упражнении вся соединительная ткань натягивается. А затем мышцами ты начинаешь ее растягивать.
Тут какой парадокс – получается, ты тренируешь свои тренажеры внутри тела. Самое главное, что диафрагма, а вместе с ней и соединительная ткань начинают собираться в плотный живой комок, что важно и при экстремальных ситуациях – одновременно идет работа на гармонизацию всего мышечно-сухожильного каркаса и позвоночника, на сборку, на работу соединительной ткани, связок и одновременно еще идет максимальная нагрузка – ты все время работаешь на пределе, растягиваешь мышцами соединительную ткань. Ты все время даешь нагрузку все больше и больше. Есть еще гимнастики, в которых важен не только объем диафрагмы, но и скорость ее работы – резкие вдох и выдох. Диафрагма становится сильнее – скорость больше, объем больше и реакция всего организма выше и четче. Сила, скорость и объем движения диафрагмы растут, и заметно усиливается весь лимфоток. Ты начинаешь массировать внутренние органы – то есть не сверху собираешь лимфу и пот, а очищение идет из глубины – вот тогда ты уже потеешь, очищая и печень, и почки, и позвоночник, и кости, и суставы. То, что практически годами застаивается. Получается такое глубокое очищение, о котором можно только мечтать. А некоторые даже и не мечтали уже...
Обычно что происходит: пришел человек в баню – сверху попотел, выходит жидкость только из кожи и подкожной клетчатки, а в глубине все остается нетронутым, то, что на коже скопилось, – смыл, и всё. Кстати говоря, баня и закаливание – обливание ледяной водой – имеют много общего, неважно в какую сторону вначале качнуть маятник – это как запуск лавины, цунами сердечно-сосудистой системы. Его необходимо накладывать на хорошо разогретые мышцы, связки, кости, суставы, внутренние и половые органы, ритмично работающую систему капилляров, сосудов, легких и лимфатической системы – вот тогда польза бани огромна и многогранна.
При таком комплексе идет глубокая очистка организма, активизируется объемная и ритмическая работа всей сердечно-сосудистой системы и заметно уменьшается риск таких заболеваний, как инфаркт и инсульт. Вот почему я считаю, что баня и закаливание без специальной подготовки и продолжения часто дают не только пользу, но и приносят серьезный вред здоровью. Это люди, которые рискуют заболеть инфарктами, инсультами и сердечной аритмией. Почему это происходит? Раз облился – это взрыв, стресс для тела. А на самом деле должно быть усиление мощи и скорости. Это как работа двигателя – ды-ды-ды – завелся и увеличил обороты! Прогрелся. И пошел пахать, выдерживая моральные, психологические, эмоциональные и физические нагрузки.

В бане пьют только горячее
А вот затем человек идет в баню, плавает, при этом в перерывах обязательно пьет только горячие напитки. Если ты выпил холодного пива, квас или холодную воду, то она в принципе не выходит, она должна нагреться прежде, чем выйдет с потом. Не думали, почему в жарком Узбекистане пьют обязательно горячий чай? Для охлаждения, именно для пота – потому что чай быстро усвоился и так же быстро вышел, давая пот и охлаждение. А холодные напитки долго не выходят – они должны еще нагреться. Ни кока-кола, ни пепси – результата нет, у тебя остынет только желудок и горло. А тут можно получить гастрит или боль в горле – и вся баня насмарку.
У меня идет еще очень глубокая очистка органов пищеварения, я подбираю специальные травы, чаи, хаш, бульоны – тогда идет хорошее восстановление. Кстати говоря, работая со спортсменами, можно делать прекрасные результаты, пробуждая те возможности, которые есть в организме. Если ты внешние допинги ввел – то внутренние перестали вырабатываться. Внутренние «наркотики», внутренние «допинги» можно мобилизовать, активизировать так, что ты взлетишь. Но мы ищем «на халяву», хотим обмануть, найти бесплатный сыр, взять кредит у природы. Поэтому у нас занимаются только те, кто по-настоящему хочет честным трудом над собой добиться высоких достижений в самых разных сферах деятельности.
Тот комплекс водно-массажно-гимнастических процедур «Высоких достижений», который я разработал, дает фантастические результаты, когда разогрев идет изнутри, когда ты пользуешься накопившимися шлаками как ценнейшим энергетически потенциальным ресурсом, который мобилизуешь. Когда ты действительно не чувствуешь своего возраста, потому что работа идет совершенно по-другому... Но, к сожалению, этот комплекс нельзя опускать ниже определенной планки – он рассчитан только на небольшое число людей. Тех, кто непосредственно контролируется мной и моими помощниками.
Но он и не каждому нужен – не каждый зарабатывает столько шлаков – столько потенциальной энергии, чтобы ее хватало на такую работу. Большинство людей так не работают на работе, а дома вообще лежат у телевизора. А тем, кому нужны сверхсилы, сверхэнергия, которые ждут сверхрезультатов, – таких людей единицы. Для них этот комплекс и создан. От этих людей зависит и жизнь, и благополучие, и счастье многих, так как они полностью отдают себя другим. И мне приятно, чтобы они в минимум времени получили максимальный, надежный, однозначный результат и могли еще лучше работать.
Для других, если они далеко и не могут приехать, есть телемедицина, где я могу быть доступным для всех и в любой точке земного шара.
У меня нет ограничений – начиная от самых бедных – они достаточно информации получат в моих книгах. Есть уровень выше – когда можно взять диски, зайти на сайт телемедицины, оплатив небольшую сумму, пользоваться из любой точки земного шара, дополняя знания, полученные в книгах. Ведь цель книг – не только информация, но это в какой-то мере и вызов – я с огромным удовольствием и благодарностью учусь, беру что-то новое! Готов к обмену и всегда открыт. Готов спорить, обмениваться мнениями и дополнять свои знания. Готов к открытому серьезному диалогу, чтобы проверить правильность своих суждений и выводов. И буду благодарен за критику в мой адрес.
Но хочу отметить, что не занимаюсь болтовней! Какими-то совещаниями и рекламой. Мне слово реклама вообще не нравится. Мне нравится слово информация. Вот за информацию новую, ценную я готов даже платить. А за рекламу – уже должны платить мне.

Веники, «поддавки» и другие изыски
Да, кстати, есть еще «инструментарий» – веники разные и мед, и поддавать можно ароматами, это все тоже есть... Но вот тот комплекс, о котором я говорю, дает на порядки больше плюсов, потому что как теперь понятно – и от реабилитации традиционной, как и от бани традиционной, не только плюсы, как вы уже поняли. Хотя я не стал «запугивать», утрируя минусы. Но, поверьте, их хватает.
Поэтому в комплексе, куда я собрал все самое лучшее из известного в мире – сочетаются такие вещи, о которых мы даже и не задумывались. Иногда смотришь – после бани – ребята вот с такими животами, жирные, лоснящиеся... Ребята, вы должны быть стройные, подтянутые, полные сил и энергии. С учетом того, как у нас проходят бани... так от них больше вреда, чем пользы! За исключением того, что там дела какие-то решаются.


ПЛАНЫ НА БУДУЩЕЕ

В планах написать книги о спортивной травме, о лечении последствий травмы, книгу о лечении позвоночника и собрать пищу для ума – притчи разных народов. Думаю, что можно будет написать: книгу по баням, по народной медицине, и я очень хочу написать книгу по похудению, где расскажу о том, что большинство существующих методик – это методики о том, как, снизив немного вес... набрать его еще больше. Это будет правда про похудение. Многие специалисты по похудению, конечно, не будут рады моей книге, они не просто потеряют работу, а если они порядочные люди – им станет стыдно за то, чем они занимаются, потому что на самом деле они сбивают контроль, который находится внутри организма и контролирует его нормальный вес.
Так что, мой уважаемый читатель, мы еще встретимся. «Обязательно встретимся!» – как обещали друг другу мушкетеры, у которых, как известно, был хороший девиз: «Один – за всех и все – за одного!».

ЦВЕТЫ ОТ ОЛЕНЬКИ
Ольга Миллионова
Лет десять назад я попала в аварию, меня сбил мотоцикл. После этого очень болела нога. Мне поставили диагноз – грыжа и сказали что это неизлечимо. Я обращалась и в поликлинику, и к частным врачам, и к экстрасенсам. Ничего не помогало, а некоторые процедуры вроде вытяжки и попытки ректального вправления грыжи вызывали истерику. Я медсестра и поэтому сама стала делать себе уколы анальгина, по пять раз в день. Одна из пациенток клиники, где я работала, посоветовала мне пойти на учебно-оздоровительные занятия доктора Попова. И я пошла.
Доктора я представляла себе стареньким профессором с седенькой бородкой и очень удивилась, увидев молодого улыбающегося мужчину. У него тогда работала помощница Таня, которая очень внимательно ко мне отнеслась и предлагала прочитать книги. Но тогда я мало верила во все это. Это казалось очередным способом выкачать деньги – эти книги, дневники и все прочее. В общем, тогда эти занятия мне не помогли. Нога продолжала болеть. Потом я забеременела, нога болела. Беременность предложили прервать, но я не хотела. Снова пошла к Петру Александровичу. Он сначала отказывался из-за моей беременности, ведь беременным нельзя гонять тепло–холод, но потом согласился и сказал, что беременность прерывать не надо. И вот тогда я как-то ему поверила. Он сказал, что надо пройти занятия, я прошла, а потом он стал заниматься со мной индивидуально. Постепенно с уколов я перешла на таблетки, потом на одну таблетку, потом на четверть, на совсем малюсенький кусочек... А потом все прошло. Когда я сегодня вспоминаю про боль в ноге, почему-то это приятные воспоминания.
Потом я еще раз обращалась к Петру Александровичу с кашлем, когда мне ставили диагноз – астма. Он нажимал мне на какие-то точки на спине. Потом еще с кашлем моей дочери. Все это прошло. Потом я еще хотела похудеть и пила чай Попова, очень хороший. В общем, теперь с любым нездоровьем я обращаюсь к Петру Александровичу и все время прихожу к нему с живыми цветами. Просто, ну, мне так хочется.


ПОСЛЕСЛОВИЕ АВТОРА
ФИЛОСОФИЯ И ВЫСШАЯ МАТЕМАТИКА В АВТОТРАВМЕ

Когда я занимаюсь лечением автотравмы, то важно не только соединить кости, отладить соединительную ткань, мышцы, связки, координацию, восстановить дыхание, но очень важный вопрос, который на первый взгляд ни у кого не возникает: А ЗАЧЕМ ЧЕЛОВЕКУ НАДО БЫЛО ПОПАДАТЬ В ДТП?
Есть такое выражение: «Любая случайность – это неосознанная закономерность». Да, мы просмотрели, да – не увидели... Да, кто-то в нас ударился... Но на самом деле мы в жизненных ситуациях искали эту травму, чтобы получить что-то. На первый взгляд кажется, что это какая-то глупость.
Но не торопитесь с выводами. Я вспоминаю одну женщину, которая ходила ко мне на занятия, я ей смог хорошо помочь. Обычно я говорю выздоровевшим на прощание строгим голосом:
– Ко мне нечего приходить просто так, когда вы здоровы: у меня на всякие беседы времени нет.
И вдруг она приходит ко мне радостная:
– Петр Александрович, я ногу подвернула!
– Слушайте, а чего же вы веселитесь?
– Да как-то неудобно было к вам прийти: все было нормально. Но очень хотелось вас увидеть... Теперь вот ногу подвернула и пришла!
– Дорогая, ты понимаешь, что ты говоришь? Сама себя послушай: ты же ногу подвернула, чтобы прийти ко мне! – Она очень удивилась, задумалась и закивала головой.
– А ведь и правда... Надо же...

Это мне напоминает фильм о гимнастке Мухиной. Документальный фильм. Такие фильмы намного более сильное впечатление производят, чем художественные: игра почти всегда видна. На меня актерская игра не действует... А вот этот фильм меня поразил. Мухина в свое время была всемирно известной гимнасткой, она была настолько загружена тренировками и соревнованиями... Столько из нее пытались «выжать» побед. Безостановочная, без отдыха работа... Я помню эти кадры: когда она говорит: «Я пять лет безостановочно без отдыха работала, и мне так хотелось, чтобы меня никто не дергал. Чтобы я могла спокойно лежать и отдыхать...» Она упала, сломала шею и осталась парализованной навсегда. И помню в финале ее глаза и лицо крупным планом, она сказала: «Очень осторожно по-настоящему чего-то желайте!»
Природа действует просто: находит самый близкий и прямой путь для выполнения наших желаний.

Поэтому я вижу, что к автомобильной травме человек идет определенным жизненным путем – навстречу ей. Он или «лихачит», невнимателен или еще что-то – это происходит неосознанно, но приводит к автотравме. Есть люди, которые не попадают в автотравмы, а есть те, кто попадает все время! Важный момент: если ты разберешься, зачем, для чего эти травмы были тебе нужны, поймешь себя и осознаешь – то автотравмы тебе будут больше не нужны.
Автотравма дает тебе жизненный опыт, и если ты научился тому, чего искал с одного раза – зачем тебе сидеть в первом классе и писать палочки? Ты уже можешь учиться дальше. Если ты «отработал» автотравму – она тебе не нужна.

ДТП – НЕСЛУЧАЙНАЯ СЛУЧАЙНОСТЬ

Это неосознанная закономерность. Для человека, который попал в аварию, я бы первым делом рекомендовал задать себе вопрос:
– Чего я добивался, попадая в аварию? – самому себе нужно ответить на этот вопрос максимально честно.
Конечно, в социуме мы будем оправдываться, и это нужно делать, щадя своих близких и друзей. Но в конечном итоге, если ты хочешь уйти в будущем от того, чтобы больше с тобой такой печальный опыт не повторился – расспроси самого себя. Найди настоящую причину в самом себе. Скажи честно самому себе.

Это уже философские категории. Совершенно верно. Итак...


ФИЛОСОФИЯ В АВТОТРАВМЕ

«Врач-философ подобен Богу».
Гиппократ

Считаю, что любой врач, если он не является ограниченным человеком, – в мышлении, в понимании, в осознании, в развитии обязательно должен быть философом. Философия – это снятие ограничений в твоем сознании. И она дает возможность не иметь границ в развитии интеллекта. Поэтому в древние времена врач и философ – было одно и то же лицо! Это был неограниченный человек, безграничный, но контролируемый самим собой, а не какими-то табу или внешними условностями.
Когда я занимался медициной, то, как я уже говорил, уделял внимание вещам, которые, казалось бы, с медициной не связаны: различные танцы латиноамериканские, восточные, индийские, сам занимался; постиг искусство икебаны – классическая школа «Сагецу»; музыка, лепка, рисование. Интересы, далекие от медицины, но давшие мне очень много. Когда я собирал различные методы лечения, мне хотелось целостно подходить к состоянию здоровья, и для многих людей может показаться простым вопрос, что такое целостность. В свое время, когда я собрал большой материал – это были различные гимнастики, массажи, травы, иглотерапия, голодания, закаливания, лечебная верховая езда, прижигания и компрессы и многое другое, – у меня возник кризис. Кризис – это когда ты максимально исчерпываешь возможности и подходишь к пределу, и тогда или все рушится, или ты поднимаешься на принципиально новый уровень. В какой-то момент мне было неимоверно тяжело: подходили пациенты, и я не знал, что делать.
Не буду рассказывать всю притчу про ослицу, которой подвесили два пучка сена и она не знала, от какого раньше отщипнуть – да так и сдохла от голода. У меня «пучков» набралось сотни! И когда пациент приходил, я не знал: что применять? Иногда методики предлагали абсолютно противоположное: при радикулитах лечат и льдом и жаром, и движением и покоем.
Есть такое выражение, что всегда нужный человек приходит в нужное время. И вот жизнь дала мне возможность, и я очень благодарен своей судьбе – именно в этот труднейший для меня период я познакомился с Георгием Сергеевичем Синицким. Он дал мне возможность понять и осо-
знать традицию целостного подхода с философской, культурологической точек зрения. Неразрывность, слитность мира и человека – это школа го-шу, в которой я являюсь врачом и понимаю, что у меня путь не воина, а врача. Но с другой стороны – любой воин должен быть прекрасным врачом. Так же как каждый врач лучше всего знает, как угробить человека.
Прошло определенное время, и в моей жизни возник следующий этап, когда я понял, что просто традиции, просто древние культуры давали историю – корни. Но мне важно было и использование самых современных достижений медицины. Использование не сказок и притч или каких-то гимнастик и массажей – это часто уходило в сторону некоего шаманства. Это мне не совсем нравилось, потому что я видел очень хорошие результаты и в современной медицине. В определенное время я встретил еще одного человека, который очень много дал мне в понимании и осознании и который очень много внес в мою работу – в мой метод сверхбыстрого лечения травмы. Это не врач, как вы могли подумать, это – философ. Владимир Иванович Аршинов, профессор философии. Руководитель лаборатории синергетики. Человек, который дал мне возможность понять и прочувствовать, по-настоящему овладеть достижениями науки и философии.
Многие пугаются кризиса, катастрофы, потому что эти состояния для нас некомфортны. Но это моменты максимальной свободы. Человек знает, что делать в обычной ситуации, а экстремальные моменты – когда ты должен принимать неординарные решения, когда ты максимально находишься в реальности, когда ты должен мгновенно оценить всю ситуацию целиком и принять одно-единственное правильное решение и сделать одно-единственное правильное действие. Потому что, как в народе говорят, из безвыходной ситуации всегда есть два выхода: или что-то сделать, или – нет. Или жить, или умереть. Сломаться или выстоять. Сложные жизненные ситуации дают намного больше, чем приятные.
Теории самоорганизующегося хаоса. Это и есть философия целостного подхода, она корнями уходит в даосизм, суфизм и в то же время в ней есть такие современные понятия, как синергетика, фракталы, теория катастроф. И в своей работе я вижу проявление этих теорий, понимаю и работаю, опираясь на них. Почему я удивляю людей результатами, они не реальны на первый взгляд для обывателя. Но для людей, которые понимают то, что я делаю, – это реальность. Так же как возьмем синергетику – это не когда складываются какие-то части и частности, как, например, в книгах по классической или народной медицине, где навалена куча разных рецептов или современные клиники с огромным числом самых разных специалистов... Это все равно что получить «Мерседес», только не целиком, а кучей из всех его частей. Это не машина, это куча запчастей. Она не поедет.
Именно поэтому, когда человек читает учебники по медицине и всякие справочники, у него не возникает ясности, так же как и в то время, когда он ходит по разным врачам – наоборот, «каши» в голове становится все больше и больше. Поэтому синергетика дала мне возможность складывать методы, но такое сложение подобно умножению: методики складываются, а результат – умножается.
Поэтому в той работе, что я сейчас веду, я складываю несовместимые вещи: философию и гимнастику, математику и массаж, культурологию и травы в повязках и т. д. Казалось бы, это совершенно разные вещи, но важны не сами вещи, а их уровень. Качество и плотность, вложенные в эти вещи, – информационная насыщенность. Важно не свалить в кучу знания и методы, а каждый из них, бережно сохраняя, сложить в целостную динамичную систему, которая будет усиливаться и уплотняться.
На первый взгляд покажется странным, что какой-то центр, о котором еще мало кто слышал, работает по России и за границей, имеет свое телевидение, книги, препараты и многое другое. И заметьте, я все делаю сам, без спонсоров.


– Петр Александрович, у тебя так все хорошо получается, я бы хотел, чтобы у меня было, как у тебя!
На самом же деле это дается таким трудом и такими страданиями... Что я таким наивным людям говорю:
– Не дай тебе Бог получить ВСЕ то, что я имею! Все взять и ничего не делать при этом – невозможно. Хочу большие деньги, но выиграть в казино, а их зарабатывать надо.

В самом деле, я ничего не скрываю, но пусть кто-то возьмет тот опыт, который у меня есть. Это не награда, огромная ответственность и груз, который я несу. Поэтому результаты, которые у меня получаются, – отнюдь не случайны. В медицине важен опыт и доказательства, важно количество точных повторений. В тех вещах, которыми я занимаюсь, даже один случай может быть важен, а прочувствованных и продуманных и полностью понятых двух-трех результатов достаточно, чтобы это считать закономерностью.
Здесь я хочу подойти к тому, что когда работаешь с травмой, есть так называемые «точки бифуркации» – неустойчивости. Воздействуя на эти «моменты неустойчивости», в костях и мышцах, в связках, в психике, в дыхании и координации маленькими движениями можно сделать колоссальные результаты и изменения. Это как человек, который стоит на краю пропасти – чем ближе он подходит к пропасти, тем его состояние становится неустойчивее.
Помню какой-то фильм, где и по сюжету нужно было разбить сверхпрочное стекло: его били тяжелыми предметами, взрывали и не было никакого результата, а потом человек случайно уронил монетку на это стекло, и оно разлетелось вдребезги. Так же, например, в позвоночнике есть точки неустойчивости, с которыми я работаю небольшими незаметными движениями и делаю колоссальные результаты. Это как яблоко, которое созрело – ему достаточно легкого ветерка, чтобы оно упало. А яблоню с зелеными яблоками нужно трясти неимоверными усилиями, а результат все равно неудобоваримый.
А вот контролировать организм в состоянии неустойчивости можно только тогда, когда ты еще более неустойчив и контролируешь свое состояние. Устойчивость равноценна легкости движения по ровному мосту и легкости падения в пропасть. Парадоксально, но эти положения практически одинаковы – вот здесь важно уловить момент максимальной податливости. Когда пациент находится в неустойчивом состоянии, то твое состояние, твоя работа должны быть на порядок выше, чем даже у здорового человека. Именно поэтому при работе с выздоравливающими людьми важно, чтобы твои физические, психические, эмоциональные и глубинные качества были намного выше, чем те, которые есть у него – тогда работа идет по-настоящему под контролем с однозначным результатом! Твоя реакция, твое чутье, твое видение, твои знания намного полнее охватывают процесс и воспринимают его целиком.
Что такое «самоорганизующийся хаос»? Это как растет дерево, как меняется погода, как идут изменения в стране, как идет развитие бизнеса, как заболевает и выздоравливает человек – это процессы целостности, где ты видишь не частность, как перелом на рентгеновском снимке. Если ты даже взял компьютер – все равно это только один срез, он не видит в динамике, он не рассматривает обратную связь. А врач именно вступает в диалог с организмом – ощущаешь: как сделал – он отреагировал, как процесс идет через какое-то время. Видение не результата – все прошло, все срослось – важна тенденция и направление результата: куда в целом движется процесс? Выздороветь должен организм целиком, а не просто какая-то одна кость.
Вот здесь мы подходим к математике.

МАТЕМАТИКА АВТОТРАВМЫ

Мне в свое время посчастливилось общаться с еще одним замечательным человеком, директором института прикладной математики, профессором Курдюмовым, расширившим мое понимание математики и медицины.
Если говорить с математической точки зрения о той работе, которая происходит во время лечения травм – то можно сказать, что это лечение синергетическое, что здесь применяются моменты воздействия и контроля в неустойчивой динамической ситуации, происходят фрактальные процессы, не точечные, а объемные. Здесь нет линейной динамики. Для некоторых людей то, что я сейчас говорю, кажется необычным, но это и есть самая основа – суть моей методики. Фрактальная математика и теория катастроф Рене.
В целом те же фракталы, тот же самоорганизующийся хаос – для многих кажется уже не математикой, потому что она переходит границы абсолютной четкости и точности. Другие считают это вершиной математики. Потому что настоящий математик может говорить о красоте формул, а великий музыкант или артист балета может в своем искусстве воплощать чисто математически точные вещи. Мы можем говорить о сказках и притчах – это пища для размышлений, в них заложена высшая и глубинная математика и теория ядерной физики, теория ядра и теория Вселенной – это серьезные вещи. «Сказка – ложь, да в ней намек – добру молодцу урок».
Мои результаты кажутся сказочными, но они математически просчитаны. Чтобы вы понимали, что это не случайность, раскрою некоторые тонкости Третьей медицины, чтобы вам стало ясно, насколько в ней все важно – дам вам урок математики.

Сколько будет: один плюс один, плюс один, и плюс один?
Ученики первого класса скажут «4»!
А вот этот результат скорее исключение, чем правило, потому что всегда важно, ЧТО ты складываешь. Если ты складываешь один рубль, еще рубль, еще и еще – действительно будет 4 рубля. Если сложить ножки, сиденье, спинку и гвозди – будет один: стул! А вот отдельно 4 ножки или 4 сиденья – ничего, просто куча. Есть целенаправленный процесс сложения, дающий переход количества в качество, а есть просто увеличение кучи – куча это естественный, то есть дикий процесс. А направленный процесс – когда ты знаешь, что тебе нужно, и берешь все необходимое. В моем методе мне достаточно одной спинки и четырех ножек, поэтому все действия: и специалисты, и массаж, и гимнастика – все только необходимое. Тогда получается целостный процесс: машина, или стул, или костюм, или выздоровление, а не куча металла или запчастей или различных лечений...

В математике имеет значение и результат.
Если, например, подходишь к сейфу, а там лежат огромные деньги. Подошел, вставил ключ, повернул ручку – открыл сейф и получил – миллион, миллиард... сколько там лежит. Поэтому 1 + 1 + 1 + 1 может равняться сколько угодно или ничего.
Именно поэтому, когда мне задают вопрос:
– Петр Александрович, вот такое, такое и такое лечение дадут результат?
– Не знаю! Может дать, а может угробить. Убить или спасти.

Мне порой сложно разговаривать с людьми: они задают такие вопросы, на которые лучше не отвечать.
Еще одно правило: в арифметике от перемены мест слагаемых сумма ... что? Не меняется. А в Третьей медицине даже от перемены мест сумма может измениться колоссально. Если сложить действия по открыванию двери: подойти, нажать ручку, повернуть и толкнуть – откроется. А там – новый мир: здоровье. Но если сделать наоборот: толкать дверь, не отперев ее, – ты не сможешь никуда войти. Поэтому в том, чем я занимаюсь, важна и последовательность воздействий.
Был анекдотичный случай: в Англии полицейский обход арестовал утром грабителя, который всю ночь пытался открыть вовнутрь дверь, которая открывалась наружу...
Важно: что складывать, в какой последовательности складывать, и даже учитывается вектор: куда направляется то, что складываешь.
Поэтому в Третьей медицине, и в частности в лечении автомобильной травмы, очень важное, а порой колоссальное значение имеют такие мелкие, казалось бы, незначительные вещи, на которые обычный врач даже не обращает внимания.
...Да, прекрасно иметь хорошие приборы, но без человеческих рук и разума они остаются доисторическим каменным топором. Можно использовать и каменный топор суперэффективно, а можно стать Терминатором – придатком к пистолету, только палец, нажимающий курок. Важно, чтобы ты поднимался над инструментами, а не был придатком к какой-то машине.
Для меня в жизни даже более важен не результат – важны принципы и законы, когда ты, не как животное, идешь туда, куда тебя гонят. Когда ты понимаешь принципы и законы – то ты начинаешь владеть всеми этими вещами. Правильно – это когда ты начинаешь постигать законы целостности и осознанно управлять своим миром, и тогда он подчиняется тебе.


СИНЕРГЕТИКА О ТРЕТЬЕЙ МЕДИЦИНЕ

В.И. Аршинов, профессор философии. Руководитель лаборатории синергетики.

Встреча синергетики и медицины

То обстоятельство, что синергетика, ориентированные на нее подходы в принципе могут дать много ценного для современной медицинской теории и практики, само по себе сомнений не вызывает. Вопрос в том, как, каким образом эвристический потенциал синергетики мог бы быть в медицине реализован. Как и каким образом могла бы произойти «встреча» синергетики и медицины, их взаимное узнавание, переоткрытие, межличностная коммуникация?
Ответом на этот вопрос является пример создания (переоткрытия) Третьей медицины доктором П.А.Поповым.

Термин «третья медицина» был предложен Поповым для обозначения нового состояния медицины как области знаний о человеческой деятельности, ориентированной на установку эффективных коммуникативных взаимодействий врача и пациента таким образом, чтобы «дать место» в пространстве их общения синергетическим процессам самоорганизации и саморегуляции, как самоисцеления, ответственность за которое, в конечном счете, несет пациент.
Поэтому третья медицина – это не альтернативная медицина. Это новая парадигма. И этот образ новой парадигмы в медицине не является чем-то уже ставшим, застывшим. Он находится в становлении, а потому ответить четко и однозначно на вопрос о том, что такое новая парадигма в «медицине III», достаточно трудно. Тем не менее попытаемся это все же сделать.
Медицина III не является альтернативным уже имеющимся в современной культуре моделям и направлениям медицинской теории и практики врачевания и целительства в их традиционно западном или восточном пониманиях. Она не определяет себя через отрицание имеющегося накопленного опыта врачевания и целительства там и тогда, где и когда он оказался успешным, хотя бы даже успешность эта и не всегда поддается достаточно ясному рациональному объяснению.
Однако речь идет не только об «уместности» разных медицинских методик, моделей и практик, но и о таком их гештальткоммуникативном сочетании, выстраивании, такой последовательности их применения, когда бы их лечебно-терапевтический эффект умножался. Иными словами, когда бы этот эффект являлся синергетическим. Именно в этом синергетическом качестве совместного применения медицина III вписывается в общий контекст всей человеческой эволюции, проходящей в настоящее время острую кризисную точку поворота, или «точку бифуркации».
Тем самым медицина III – это многомерное и открытое образование. Она открыта прошлому, его традициям, особенно восточным практикам целительства – практикам не только излечения, но и сохранения и поддержания здоровья. Медицина III – это «медицина встречи», пути, медицина парадигмы самоорганизации, диалога и темпоральности. Последние слова использованы нами не случайно. Они отсылают нас к книге И. Пригожина и И. Стенгерс «Порядок из хаоса», где представлен новый диалог человека с природой, дающий нам образ новой картины мира и места человека в нем, как это видится с позиций общей теории нелинейных, неравновесных, открытых, коэволюционирующих систем.
Таким образом, медицина III – это синергетическая медицина, медицина синергийного соучастия, которая, следуя общему пути становления синергетики, наследующей идеи системного подхода и кибернетики, ставит во главу угла концепцию обратной связи, как положительной, так и отрицательной.
В связи с Третьей медициной стоит упомянуть также и о синергетической концепции автопоэзиса чилийских нейрофизиологов Варелы и Матураны, открывающей возможность увидеть состояния болезни и здоровья человека как эволюционное структурное их сопряжение, симбиоз, что в свою очередь ведет к новому пониманию процессов целительства, врачевания, их психосоматического и личностного смысла.
Кроме того, медицина III в своих истоках учитывает также и эпистемологические уроки квантовой механики, с позиций которой «мир как целое», «мир и человек в нем» представляются в их потенциальном и актуальном существовании как особого рода информационно-физические когерентности. А потому медицина III – это также и «квантовая медицина», для которой динамическая целостность живого организма, его устойчивость обусловлены во многом его квантовой природой не только на микро-, но и на макроуровнях его существования.
Уже эта краткая характеристика показывает, что данная медицина оказывается в этом качестве медициной жизни, терапией разума, души и тела человека в их неразрывной органической целостности.
Понятно поэтому, что исцеление в медицине III – это самоисцеление, это осознаваемый, наблюдаемый творческий процесс, в котором решающую роль играет личность пациента и открыто выраженное стремление принять помощь врача – его разум, руку и сердце, его слово и вдохновение, чтобы заново сотворить себя, чтобы становиться и быть здоровым человеком. Но это последнее состояние может удерживаться и устойчиво воспроизводиться в течение длительного промежутка времени, только если оно будет опираться на осознаваемое ощущение границы, отделяющей здоровье от болезни. Поэтому не совсем верно говорить о Третьей медицине как о медицине здоровья, противопоставляя ее традиционной медицине болезни. Третья медицина – это медицина границы здоровья и болезни, а потому – нелинейной коммуникации. И именно эта граничность позволяет ее рассматривать в качестве синергетической, автопоэтической и квантовой.


2007-10-01
Все статьи

Rambler's Top100
Rambler's Top100
Москва, Грузинский пер. д. 3А
Поликлиника "МЕДСИ" каб. 19Б
телефон (495)507-71-85

Дизайн и программирование сайта - MedAgentstvo.ru
Поддержка сайта - MedLinks.ru